85 мгновений из жизни А.М. Исаева

85 МГНОВЕНИЙ ИЗ ЖИЗНИ А.М.ИСАЕВА.

К 110летию со дня рождения.

Это только мои впечатления на основе личного наблюдения и собственного взгляда на людей и события, а также людей, хорошо знавших А.М.Исаева, которым я лично доверяю. Что касается меня, то я общался с А.М. периодически и в основном по служебным делам. Это было в 1960-1962 гг. и 1964-1966 гг., когда мы вместе были в составе парткома и 1966-1971 гг., когда я работал вед. конструктором по блоку «И» «Н1-Л3» (для нас это ДУ С5.51) непосредственно под его руководством. Поэтому я ограничусь только отдельными эпизодами, которые могут характеризовать А.М. Перечень эпизодов не имеет хронологии или значимости.

1. Как ведущий конструктор крупнейшего в КБ (по собственным затратам) изделия, я несколько раз в неделю заходил к А.М., конечно, без предварительной договоренности. Если не было совещания, то часто дверь в кабинет была приоткрыта, и можно было заглянуть, чтобы оценить обстановку. Часто она бывала такой. Перед столом А.М. было два кресла и маленький столик. В одном из кресел сидел тот с кем разговаривал А.М., чаще перед подписанием какого-нибудь документа, а на стульях и на диванчике сидели еще 2-3 человека, ожидая своей очереди. При внешней демократичности это имело глубокий смысл. При наличии посторонних все старались говорить коротко и строго по делу.           

2. Большой авторитет А.М.Исаев имел не только среди сотрудников предприятия, но и среди высшего руководства государства. Некоторые вопросы выходили за пределы компетенции министерства. А.М. мог позвонить напрямую «дяде Мите», «дяде Косте» или «дяде Лёне», так он называл Д.Ф.Устинова (секретарь ЦК КПСС). К.Н.Руднева (министр) и Л.В.Смирнова (ВПК). Это особенно вызывало раздражение у заместителя министра Г.М.Табакова, который курировал двигателестроение МОМ. Право на такие звонки во все времена, кроме А.М., мог иметь разве что В.П.Глушко. У Исаева № «кремлевки» был «6837». Знающие люди, у которых тоже была «кремлевка» говорили, что номер, как у Исаева, есть только у очень больших людей. Я так и не понял в чем тут особенность. А.М.Исаев был единственный ракетчик после С.П.Королева, под некрологом которого подписались все члены Политбюро ЦК КПСС в полном составе.

3. А.М.Исаев был исключением из Главных конструкторов и начальников предприятия, он не имел отдельной столовой для себя или руководящего состава. А.М. неоднократно обедал в столовой КБ, где стоял в общей очереди. Запомнилось, что Исаев любил брать из закусок маслины. Если обеденный перерыв закончился, а он не успел пообедать (это было довольно часто), то заходил в смежный с ним кабинет А.П.Елисеева, где ограничивался завтраком, который ему давала с собой Алевтина Дмитриевна.

4. А.М.Исаев был противником защиты диссертаций работниками конструкторских отделов. Он считал, что это отвлекает конструктора от настоящей инженерной работы. Себя он называл «профсоюзным доктором». Настоящим доктором он считал и называл только К.Г.Сенкевича, хотя тот был только кандидатом наук еще со времен работы в НИИТП. Некоторые в КБ были недовольны такими взглядами А.М., т.к. ученая степень давала прибавку в зарплате и дополнительные дни отпуска.

5. Более лояльно А.М.Исаев относился к получению авторских свидетельств на изобретения, но только к непосредственным исполнителям, а не к руководителям. По важнейшим для предприятия и отрасли изобретениям он щепетильно подходил к рассмотрению  коллективного состава участников. В итоге среди конструкторов было много изобретателей с оформленным внедрением, т.е. с изделиями, принятых на вооружение или в эксплуатацию, что давало определенный прибавок к заработной плате. Сам Великий изобретатель А.М.Исаев по числу оформленных авторских свидетельств, а у него  их всего 8, с большим отрывом уступает последующим руководителям КБХМ или начальникам его подразделений.

6. Раньше и сейчас руководители НИИ и КБ (и многие другие) стремятся стать членами какой-нибудь Академии. Высшее и почетное звание это член Академии Наук СССР или России. А.М.Исаев, наверное, единственный в стране человек, который не желал быть членом Академии наук СССР. Я был свидетелем, когда он по рекомендациям М.В.Келдыша (АН СССР) и С.А.Афанасьева (МОМ) был выдвинут в действительные члены АН. Материалы для этого все были подготовлены. Не было только личного заявления о согласии баллотироваться. Уезжая в командировку, А.М. сказал, что заявление в папке на его столе. Там на чистом листе было написано: «Не хочу, чтобы из меня делали мартышку».

7. В 1961 г. А.М. предложил продолжить заседание парткома в ограниченном составе на квартире секретаря парткома В.Ф.Черемухина. Это было вызвано тем, что многие близкие А.М. сотрудники предприятия выступили против предложения А.М. поместить двигатель в топливных баках ракет подводных лодок, считая это авантюрным и смертельно опасным для экипажа. А.М. написал в письме в ЦК КПСС, что это предложение поддерживает партийная организация предприятия. Я, будучи в составе рабочей части парткома, мало что тогда понимал, но верил в мудрость А.М. Предложение А.М. оказалось верным, и до настоящего времени баллистические ракеты подводных лодок типа «Синева» и «Лайнер» остаются лучшими в мирев своем классе. Когда В.П.Макеев по предложению А.М.Исаева создал первую БРПЛ  4К10 с «утопленным» двигателем, то на первые ЛКИ моряки «приглашали» разработчиков. Стрельбы проходили в Тихом океане. Представители разработчиков во время стрельб находились в непосредственной близости от шахтного отсека. После снятия с вооружения документация на ракету 4К10 была передана КНДР. После доработки по дальности  сейчас это основное действующее оружие КНДР.

8. Значительную часть времени в качестве руководителя ОКБ-2 (КБХМ) А.М. проводил в командировках в КБ, НИИ, на заводах и полигонах. Редко он мог быть в КБХМ полную неделю. В Миассе, в Красноярске, на Байконуре («двойка») за ним были постоянно забронированы номера. И это не считая регулярных поездок в Москву в руководящие инстанции или на московские и подмосковные предприятия. Такой образ жизни не способствовал регулярному и качественному питанию, что не могло не сказаться на его здоровье.

9. Для примера одна кратковременная командировка. А.М. договорился с В.С.Будником, который исполнял обязанности Главного конструктора КБ «Южное» (М.К.Янгель был в больнице в Москве) обсудить состояние работ по внутрибаковым устройствам блоков «И» и «Е» комплекса Н1-Л3. Поехали вдвоем с А.М. в купированном вагоне. Утром в Днепропетровске А.М. сказал, что нужно взять на вечер обратные билеты, что мы и сделали. В пустой приемной нас встретил помощник Янгеля Л.Д.Кучма (будущий президент Украины), который что-то сказал А.М. и А.М. пошел в кабинет Янгеля, а не Будника. Почти сразу А.М. жестом показал, чтобы я удалился из кабинета. Кучма через секретаршу отметил наши командировочные. Затем были у Будника и осмотрели результаты отработки различных металлических баковых диафрагм. А.М. очень переживал: «Ну как же так можно»?! Михаил Кузьмич сбежал из «кремлевки» и готовил проект постановления по модернизации ракеты Р-36 (будущей «Воевода»). Было около 10 утра, а М.К. уже выпил спиртного, как определил А.М.

10. Отношения А.М. с «головниками» (заказчиками) были разные. Дружественные как с С.А.Лавочкиным, В.П.Макеевым, А.Я.Березняком и с тем же В.С.Будником. А.М. с ними обсуждал  перспективные работы и возможность его участия в них. Откровенные деловые были С.П.Королевым и Д.И.Козловым. Деловые официальные были с  М.Д.Решетневым и М.К.Янгелем («Прожили и проживем без этой республики», запомнилась такая его фраза), в КБ «Южное» было свое двигательное КБ-4. Очень сложные были отношения с П.Д.Грушиным, хотя двигатели для ЗУР долго были его любимой тематикой.

11. В.С.Будник – Зам. С.П.Королева в НИИ-88 был первым, который поддержал предложения А.М.Исаева и Д.Д.Севрука создавать баллистические ракеты на стойких компонентах, а не на кислороде, как предлагали С.П.Королев и В.П.Глушко. В итоге Будник был направлен Королевым в Днепропетровск для организации серийного производства ракет Р-1, Р-2 и Р-5. Первая баллистическая ракета Р-11 на стойких компонентах класса «земля-земля» с двигателем А.М.Исаева от ЗУР была создана в ОКБ-1 НИИ-88 у Королева. На ее основе создавались ракеты на стойких компонентах с ядерным зарядом (вед. конструктор Д.Ф.Решетнев) и первая ракета для подводных лодок (В.П.Макеев). За создание ракеты Р-11 А.М.Исаеву присвоено звание Героя Социалистического Труда. Ракета в разных вариантах (Р-17) с двигателями С09.29, затем С2.145, С2.253 и С5.2  с 1962 г. была на вооружении и изготавливалась 28 лет, а затем экспортировалась во многие страны, включая и Северную Корею. Она известна всему миру под названиями SS-1C или Scud В.

12. А.М. мало заботился о своих бытовых условиях, вернее, совсем не заботился. В доме №180 по проспекту Мира, где установлена мемориальная доска, он жил с 1960 г. Окна 3-х комнатной квартиры выходили на оживленную транспортную магистраль. Если открывать форточку, слышен шум и сигналы проезжающего транспорта, и запах отработанных автомобильных газов. А.М. так и не успел переехать в 1971 г. в более комфортабельную квартиру.

13. На работе у А.М. не было условий даже для кратковременного перерыва от работы, не говоря уже о комнате отдыха. Кабинет А.М. находился в бытовках производственного корпуса. Начальники отделов в КБ имели только стол в общем конструкторском зале. Может быть, поэтому А.М. крайне редко задерживался на предприятии по окончанию рабочего времени и не устраивал сверхурочных совещаний. А.М. не успел переехать в соответствующий его положению кабинет в новом здании конструкторского бюро.

14.   Исаев на работу часто приходил в клетчатой рубашке с расстегнутым воротом. и, сколько я его помню, он ходил в ботинках на микропористой резиновой подошве. Из головных уборов он признавал только кепку и первый годы ходил в коричневой кожаной куртке. Зимой в коротком полупальто и ушанке. Галстуки надевал только в официальных случаях.

15.  В машине у Исаева от проспекта Мира до работы все места были заняты. Когда он получил «ЗИМ», то и два откидных места были заняты. Среди постоянных пассажиров /«экипаж», как он называл/, были простые инженеры, давно работающие с ним. Всю дорогу шел обмен мнениями, большей частью не по служебным вопросам.

16.  А.М.Исаев часто был инициатором совещаний по отдельным интересующим его вопросам. Эти совещания проводились в первой половине дня, как говорится, на свежую голову, он называл их «банчок». Список приглашенных составлял лично, и не обязательно это были руководящие работники. Каждый должен был высказаться. Важно было услышать их конкретное мнение по данному вопросу. Когда А.М. приезжал после командировки или с какого-нибудь вышестоящего посещения совещание носило больше информационный характер. В командировки и на совещания в «верхах» он ездил с конкретными исполнителями.

17. На субботники Исаев выходил с коллективом КБ и работал на общих основаниях. Исаев, за исключением последних лет, любил ходить на майские дни в байдарочные походы,  ночевали в палатках и питались по вечерам из общего котла у костра. Я не помню, чтобы он ездил куда-нибудь в санаторий. Но он с увлечением рассказывал о плавании по Енисею от Красноярска до Таймыра и о дальневосточном круизе с посещением Камчатских вулканов и знаменитых гейзеров с термальными водами.

18. После моей первой зарубежной поездки в 1969 году в ГДР и Чехословакию (вместе с В.Н.Богомоловым и В.К.Кунцом) от которой  остался в восторге, я агитировал Исаева съездить в какую-нибудь туристическую поездку /конечно, речь шла о соцстранах/, но он не проявил интереса. Я говорил, что ему разрешат побывать в Югославии, с которой в очередной раз нормализовались отношения, и где жизнь во многом отличается от нашей, да и от других соцстран. Он сказал, что еще не бывал во многих интересных местах в нашей стране, где ему очень хотелось бы побывать.

19. А.М. очень внимательно следил в 1968 года за построением «социализма с человеческим лицом» в Чехословакии Дубчеком. В августе 1968 г. утром вхожу в кабинет Исаева, а он меня спрашивает: «Владимир Семенович, можем ли мы ввести войска в Чехословакию?». Я отвечаю: «Конечно, нет». «А мы ввели» - говорит он.

20. У А.М.Исаева с начала 50-х годов был стандартный одноэтажный домик в садоводческом кооперативе НИИ-88 в Пирогово. Отличался он от других тем, что А.М. соорудил в полуподвале себе «кабинет», высота домов для всех была строго ограничена. Летом 68 или 69 года мы возвращались с А.М. с какого-то совещания в Москве. Время было к концу рабочего дня, и он решил не заезжая на работу ехать на дачу. Зная, что я снимаю дачу в Пирогово, он предложил мне заехать к нему. Его жена с дочкой куда-то уехали, и он был один. Помню два эпизода. Первый связан с едой. Тем летом был небывалый урожай вишни. А.М. предложил приготовить лапшу с вишней и молоком. Я занимался удалением косточек из вишни с помощью специального приспособления. Лапша с вишней была в пропорции 50 на 50% и слегка подсахаренная. Запивали ее молоком. А.М. попросил шофера, чтобы он заехал на водную станцию и сказал, чтобы за мной в определенное время пришел катер и перевез бы меня на ту сторону. Вечер был теплый, до прихода катера было еще время, и А.М. предложил сходить искупаться. Он захватил с собой ракетки для бадминтона. После купания, когда играли в бадминтон, А.М. говорит: «Я понимаю, что я толстый и делаю неуклюжие движения, если смотреть со стороны, но мне кажется, что я все еще делаю красивые и изящные движения».

21. На Байконуре в «исаевские» времена была постоянная работы для КБХМ. На многие пуски (не обязательно пилотируемые) требовалось обязательное присутствие «Первых лиц». Многие Главные имели отдельные домики на «двойке». Была договоренность с начальником полигона А.А.Курушиным, что военные для КБХМ построят домик. А.М. отказался от этого предложения и согласился только на постройку гаража для газика КМХМ. У нас были два постоянных номера во 2-й гостинице и номер А.М.Исаева в первой.

22.  04.02.1943 г. приказом В.Ф.Болховитинова А.М.Исаев назначен руководителем КБ-Д.  25.05.1943 г. возвращение из эвакуации в Химки. 21.06. Исаев назначен начальником отдела двигателей в количестве 27 человек. Можно по-разному считать дату образования КБХМ. В 02.1944 г. завод №293 Болховитинова включен в состав РНИИ, точнее в НИИ-1 в качестве филиала.

23. В сентябре 1945 г. А.М.Исаев был награжден орденом Ленина за двигатель РД-1. Этим же указом В.П.Глушко был награжден орденом Трудового Красного Знамени за свой двигатель, тоже с индексом РД-1, и С.П.Королев орденом Знак Почета за РУ-1 для самолета Пе-2. Л.С.Душкин получил орден Ленина за создание первого ЖРД с ТНА. После отработки РД-1 Исаев пришел к выводу, что ЖРД не для авиации, где требуется большой ресурс и многоразовые включения. ЖРД должен быть одноразовым, нерегулируемым, простым и дешевым в изготовлении. Использоваться в различных ракетах и, конечно, без ТНА, а только с вытеснительной системой подачи. Исаев разуверился в ТНА, после работ с двигателем Душкина. Еще в начале 45 г. А.М. приступил к разработке двигателей (точнее КС) серии «У» /упрощенный/.

24. А.М.Исаев с мая по сентябрь 1945 г. был в Германии. Он первый из советских специалистов после настойчивых просьб и с разрешения Болховитинова настоял на возвращении для продолжения работы в Химках. Он понял, что может создавать двигатели для зенитных ракет не хуже немецких. Много лет позднее Исаев рассказывал, что в Германии, подвергшейся опустошительным бомбардировкам, были разработки трех типов ЗУР. Гитлер поверил Герингу и своевременно не оценил важность их разработки и отдал предпочтение наступательным видам оружия типа ФАУ-1 и ФАУ-2. Исаев ознакомился с ними и с ЗУР, уровень разработок двигателей ЗУР был близок его  РД-1М. На долгие годы наиболее эффективным применением ЖРД он считал зенитные управляемые ракеты. Из немецкого опыта он оценил и перенял только пусковое горючее, основным должен был оставаться керосин, как самое дешевое горючее, имеющее широкую производственную базу.

25.    При очередной реорганизации НИИ-1 МАП ориентировали, как сугубо научно-исследовательскую организацию во главе с М.В.Келдышем. Болховитинов ушел на преподавательскую работу в Военно-воздушную академию, завод № 293 вместе с ОКБ передали М.Р.Бисновату.   От Бисновата был получен заказ на двигательную установку для летающей модели сверхзвукового самолета. Этим двигателем положено начало будущим работам по ракетам такого класса с А.Я.Березняком. За двигатель У-400-10 А.М.Исаев, по представлению Келдыша, в начале 1948 г. получил Сталинскую премию 3-й степени. Это была первая государственная премия за ЖРД.

26. Разработкой ЖРД для ЗУР в НИИ-88 занимался отдел №8, которым руководил Н.Л.Уманский. В отделе работали 30 немецких специалистов, но положительных результатов не было.  Для усиления работ по двигателям для ЗУР 24.05.1948 г организован отдел № 9 СКБ НИИ-88 во главе с А.М. Исаевым. А.М. приступил к работам в Подлипках 01.07.48 г. Вместе с ним из Химок перешли 22 работника. В НИИ-88 Исаев стал вторым беспартийным начальником отдела после С.П.Королева.

27.   Исаев предложил для первой ЗУР С.А.Лавочкина двигатель с вытеснительной системой подачи, по типу семейства на основе У-1250. Ничего другого  в сроки, заданные И.В.Сталиным, создать было невозможно. Тяга двигателя была задана 8т. Неожиданно при испытаниях еще на стендах в Химках последовали разрушения КС. Срыв сроков отработки грозил Исаеву тяжелыми последствиями. Исаев договорился с Лавочкиным о замене двигателя тягой 8 т. на связку 4-х камер сгорания по 2 т. Двигатель СО9.29 был исключительно надежным. В дальнейшем А.М. предложил поставить на форсуночной головке перегородки, которые гасили высокочастотные колебания (ВЧ), и проблема ВЧ была решена. Первое испытание КС тягой 8 т. с перегородками проведено 15.08.50 г. на стенде уже в НИИ-88.

28. С двигателем С09.29 была создана первая в СССР ЗУР «В-300» С.А.Лавочкина. Спроектировать и создать совершенно новое для авиационного КБ изделие нужно было за 8 месяцев. Для создания всей системы ПВО И.В.Сталин установил срок в один год. Летом 1951 г. начались ЛКИ. В условиях "холодной войны" была создана мощнейшая по тем временам система с уникальными тактико-техническими характеристиками, не имевшими равных в мире. На двух кольцевых рубежах, отстоящих на 48 и 90 километров от Москвы, были размещены 66 ракетных зенитных комплексов. Каждый комплекс мог стрелять 20 ракетами по 20 целям. Принятая на вооружение в 1953 г. "Система-25" прослужила более 30 лет. Для ЗУР 217А этой системы в 1956-1958 г. А.М.Исаевым были разработаны двигатели с турбонасосной системой подачи тягой 17 т.

29. Параллельно с КБ С.А.Лавочкина в головном КБ по противовоздушной обороне КБ-1 (руководители П.Н.Куксенко и С.Л.Берия) разрабатывалась для повышения радиуса действия своя, но 2-х ступенчатая ракета ШБ-32. На 1-й ступени был твердотопливный двигатель тягой 20 т. На 2-й ступени двигатель А.М.Исаева С2.168Б

 тягой 1,3.т. Положительные результаты ЛКИ были получены в мае 1953 г. В июне 1953 г. работы были прекращены после ареста С.Л.Берия. Почти готовая ракета ШБ-32 досталась П.Д.Грушину. С ней он продолжил ЛКИ. В своей книге «Мой отец – Лаврентий Берия» С.Л. говорит о частых встречах, кроме своего непосредственного технического руководителя Н.А.Семихатова , также с В.П.Макеевым и А.М.Исаевым. А.М. Исаева, как Макеева и Семихатова, он относит к академикам. Двухступенчатая схема осталась классической для всех ЗУР.

30. В августе 1951 г. А.М.Исаев был принят в члены КПСС.  Королев подал заявление о вступлении  кандидатом в члены партии в марте 52 г. 26.03 1952 г. А.М. стал Главным конструктором чисто двигательного ОКБ-2  НИИ-88 по разработке ЖРД после сливания отделов №8 и №9 ОКБ НИИ. Г.М.Табакову начальнику испытательной станции отдела №8 (будущему заместителю МОМ по двигателям) не нашлось места в КБ А.М.Исаева, и он пошел в ОКБ-3 к Д.Д.Севруку. С этого момента пошли двигатели с индексом «С2» вместо С09. ЖРД ЗУР непрерывно модернизировались. В изделии «207» появился 1-й однокамерный 8-ми тонник СО9.29.0-ОВ с «крестом». На смену ему пришел двигатель С2.145. На изделии «207А» стоял двигатель С2.260 тягой 9 т. Эти двигатели крупной серией изготавливались на заводах в Златоусте и Днепропетровске.

31. После ареста С.Л.Берия прошла реорганизация. Разработка ЗУР была передана

во вновь образованное 20.11.1953 г. постановлением СМ СССР ОКБ-2 (с 1967 г. МКБ «Факел»), начальник и главный конструктор П.Д.Грушин, для создания мобильной (подвижной) системы ПВО с возможным использованием в ЗУР ядерных зарядов. ОКБ-2 передано министерству среднего машиностроения. О его работах до конца 80-х годов знал только узкий круг, включая руководство страны. ОКБ расположилось на территории завода №293, откуда в 1948 г. уехал А.М.Исаев. Основу ОКБ составили бывшие работники КБ-1 и работники ОКБ 293 Бисновата.

32. Двигатель для маршевой ступени ракеты разрабатывался с 1954 года на конкурсной основе входившими в НИИ-88 ОКБ-2 (главный конструктор A. M. Исаев) и ОКБ-3 (главный конструктор Д. Д. Севрук). Первая работа ОКБ Грушина — ракета для комплекса С-75 (Десна) принята на вооружение в 1957 г., в ней удалось воплотить  мобильность, высокие ТТХ, надёжность, простоту эксплуатации, дешевизну и технологичность конструкции. При приблизительно равных технических характеристик двигателей СЗ.20 и С2.711 был выбран двигатель Исаева. Сказался также опыт Исаева по организации крупносерийного производства своих двигателей, что было крайне важно для системы С-75. У Севрука были только опытные двигатели. В итоге не столько Грушин выбирал двигатель, а высшее руководство в лице Устинова выбирало фирму.

33. У Д.Д.Севрука была прогрессивная двухкомпонентная схема ТНА, А.М.Исаев использовал 3-й компонент (изопропилнитрат) для турбины. Зато у Исаева были 2-х компонентные форсунки и чисто гидравлическая система регулирования. Севрук строго придерживался ранее согласованного ТЗ, Исаев считал правом головника менять ТЗ.   В декабре 1958 г. по приказу Госкомитета по оборонной технике ОКБ-2 и ОКБ-3 были объединены в одно подразделение во главе с A.M. Исаевымв составе НИИ-88.Оно сохранило наименование ОКБ-2. Численность работающих составляла около 2500 человек. 16 января 1959 года ОКБ-2 было выделено из состава НИИ-88 в самостоятельную организацию. Вскоре Исаев для ЗУР П.Д.Грушина заменил двигатель С2.711 на 2-х компонентный С2. 720.

34.  Двигатель С2.720 ЗУР системы С-75 был самым массовым среди ЖРД с ТНА. и был исключительно надежным в эксплуатации, предельно простым и дешевым в изготовлении.С этим двигателем ЗУР 1 мая 1960 года над территорией СССР, сбит, считавшийся неуязвимым, американский высотный разведчик U-2, это вызывает международный скандал, и полёты над СССР прекращаются. С 1965 года ЗРК С-75 впервые в мире массово применяются в военных действиях во Въетнаме. Уничтожено от 200 (данные США) самолётов в том числе более 50 летающих крепостей B-52. Без поддержки авиации американские войска не могли вести наступательные операции, война затягивалась и это решило её исход.

35. Двигатель С2.720 серийно изготавливался в Уфе в течение 30 лет. С-75 различных модификаций с двигателями А.М.Исаева поставлялись более чем в сорок стран. За всё время на экспорт поставлено почти восемьсот дивизионов комплекса. В КНР производство двигателя С2.720 проводилось по лицензии. А.М. не хотел продолжать работу с П.Д.Грушиным. Здесь и властолюбие, и честолюбие Грушина, и завод №293, где он работал с В.Ф.Болховитиновым и где зарождался БИ-1. Имеющийся задел по двигателям для ЗУР он старался передать С.А.Косбергу, А.С.Мевиусу и С.П.Изотову. В эти годы Козберг часто бывал в ОКБ-2. В 59 году я был свидетелем, как у кульмана в отделе КС дружески спорили Исаев с Козбергом. Что касается противоракетной обороны (ПРО), то А.М.не верил в то время в ее реальность. 

36. Советский Союз пытался выровнять превосходство США в стратегической авиации и заполучить средство, способное «достать» Северную Америку в соседнем полушарии. С 1954 г. одновременно с разработкой С.П.Королевым ракеты Р-7 С.А.Лавочкиным разрабатывалась первая в мире сверхзвуковая двухступенчатая крылатая межконтинентальная ракета «Буря» с маршевым прямоточным воздушно-реактивным двигателем М.М.Бондарюка, способная нести ядерный заряд. Для стартовых ускорителей требовались ЖРД порядка 70 т. со снижением в полете до 50 т. Такие двигатели могли быть только у В.П.Глушко, но он отказался их делать. Тогда Лавочкин обратился к А.М.Исаеву.

37. У Исаева еще в разработке находился двигатель тягой 16-17 т. с ТНА для модернизации ЗУР «217А». Четыре двигателя в связке обеспечивали необходимую тягу каждого из 2-х ускорителей. Для надежности А.М.Исаев отказался от применения в двигателе керосина, перейдя целиком на ТГ-02. Двигатель С2.1150 работал при ЛКИ «Бури» без замечаний. А.М. понял, что он может разрабатывать двигатели больших тяг. При старте «Бури» одновременно работали 8 двигателей, почти совсем как у Илона Маска в 2015 г. в Фалькон 9.

38. Работы по «Буре» были прекращены в 1960 г. Была впервые в мире достигнута дальность ракеты в 6000 км. с прямоточным двигателем. Но к этому времени первая межконтинентальная баллистическая ракета Р-7 была уже принята на вооружение и начата разработка межконтинентальной ракеты Р-16 на стойких компонентах. «Буря» на много опередила свое время. Такого типа ракеты считаются перспективными и в 2018 г. Для А.М.Исаева это была первая работа по созданию двигателей больших тяг для стратегических ракет.

39.   В мае 1959 года С.П.Королев пригласил к себе А.М.Исаева и предложил ему создать ТДУ для возвращения спутника на Землю, базируясь на ранее сделанных разработках. В тот же день позднее состоялась рабочая встреча. Исаев прихватил своих разработчиков с материалами и пошел конкретный разговор по пунктам ТЗ. Наиболее сложный вопрос был по массе ТДУ /сухой и заправленной/. У Королева было серьезное ограничение по весам. Королев со свойственным ему артистизмом решил вопрос по сухому весу ТДУ, приравняв его к живому весу Исаева /105кг./. Когда отработка ТДУ подходила к концу, на испытания двигателя на повышенный ресурс приехал Королев. А.М. предложил ему встать за мой пульт и провести «останов» в любое время за заданным ресурсом. Он отказался и сказал, чтобы это делал ведущий испытание и в соответствии с программой. Испытание прошло успешно, и Королев остался доволен результатами отработки, Но отработка двигателя проводилась без военной приемки и с грубейшими нарушениями техники безопасности. Уже 15.05.60 года, меньше через год с момента получения ТЗ, было проведено 1-е ЛКИ. Далее было 12 апреля 1961г.

40. Я до сих пор не понимаю, как С.П.Королев решился заменить  простой по конструкции тормозной твердотопливный двигатель НИИ-125 на сложную конструкцию жидкостной ДУ с турбонасосной подачей. И это при наличии только одного включения продолжительностью всего 45 секунд двигателя тягой 1600 кг., и при отсутствии всякого дублирования. Риск Королева и его доверие Исаеву нельзя объяснить только техническими вопросами, как и степень самоотверженности Исаева согласившегося на эту работу. Так ТДУ ОКБ-2 /КБХМ/ на долгие годы обосновалась в составе кораблей фоторазведки «Зенит» многих модификаций. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 13.05.1961 г. в филиале №3 ОКБ-1 начались работы не только по серийной разработке КА «Зенит-2» и РН к ним, но и разработка новых КА фоторазведки.

41. О работах по БИ-1. Еще в июне 1941 г. Л.С.Душкин заявил, что у него не получается с ТНА. А.М.Исаев проработал возможность создания ДУ с вытеснительной системой подачи. В эвакуации В.Ф.Болховитинов предложил Исаеву доработать двигатель Душкина для продолжения ЛКИ. Поездка за опытом к В.П.Глушко в Казань была практически бесполезной. 15 мая 1942 года поднялся в небо первый советский ракетный самолёт БИ-1. На созданном Исаевым двигателе РД-1 в 1944 г. совершено несколько успешных полетов БИ-1.  Что было сделано для этого, написано в книге самого А.М.Исаева. Но уже было ясно, что для истребителя-перехватчика требуется значительно большее время работы и более мощное вооружение.

42. С декабря 1959 г. по ТЗ С.П.Королева разрабатывалась КТДУ С5.5А для мягкой посадки на Луну. В этой ДУ впервые в мире были применены сетчатые разделительные устройства. 3-х режимный двигатель впервые в мире мог работать на чисто газогенераторном режиме, что обеспечивало возможность снижение тяги более чем в 10 раз от номинала. КТДУ была отработана за два года. 

43. В период с января 1963 г. по декабрь 1965 г. было проведено 11 испытательных пусков, на которых отрабатывались бортовые системы станции Е-6, мягкой посадки на Луну не было. 3 февраля 1966 г., советская автоматическая межпланетная станция  "Луна-9" впервые в истории освоения космического пространства осуществила мягкую посадку на другое небесное тело - Луну. Это было уже после смерти С.П.Королева под руководством Г.Н.Бабакина главного конструктора КБ им. С.А.Лавочкина.

44. Для первых полетов к Венере и Марсу в 1960-1962 гг. А.М.Исаевым были разработаны ДУ: С5.9, С5.14, С5.19. В 1962-1963 гг. разработана ДУ С5.31 (11Д414) для первого спутника дальней связи «Молния-1». С его помощью стала возможной через ретрансляционные станции передача телевизионных программ на всю территорию СССР. Первый такой спутник был успешно запущен 23.04.1965 г.С 1964 г. ДУ 11Д414 и его модификации много лет изготавливались на Красноярском механическом заводе (КМЗ). При А.М.Исаеве началась отработка двигателя на гидразине для посадочного модуля 5М-1. Тогда эти полеты окончились неудачно, может повезет с французско-русским «ЭкзоМарс-2020», где на посадочном модуле 4-х камерный двигатель на гидразине.  

45. С 1961 по 1964 г. А.М.Исаевым разрабатывался двигатель С5.23 (11Д47) для РН 11К65, а с 1964 по 1970 г. 11Д49 его модернизация для РН 11К65М. Это первый в СССР двигатель 2-й  ступени РН, который имел 7 режимов тяги,мог включаться в полете два раза и работать на малом режиме газогенераторной тяги. Изготовление двигателя началось с 1962 г. на КМЗ, а с 1968 г. его серийное производство велось в ПО «Полет» г. Омск, и продолжалось до 1992 г. 1-е ЛКИ РН 11К65 было в 1964 г. с Байконура, а с Плесецка в 1967 г.  Р.Н. 11К65М в декабре 1971 года была принята на вооружение. Открытое название РН «Космос». 11К65М достойно несла службу около 50 лет в качестве основной, самой надежной и экономичной РН легкого класса и стала легендой наряду с РН среднего класса «Союз» и РН тяжелого класса «Протон». Всего было осуществлено около 450 пусков РН и выведено на орбиту более 1000 спутников Земли. Многорежимность работы и 2-е включение двигателя 2-й ступени в полете обеспечивали возможность вывода спутников без разгонного блока.

46.  Космический корабль «Союз» с КТДУ-35 (С5.35) начал проектироваться в 1962 году, как корабль советской программы для облёта Луны.  Параллельно лунным программам делали орбитальный корабль, предназначенный для отработки операций маневрирования и стыковки на околоземной орбите. Корабли «Союз» с ДУ С5.35 совершили с 1966 по 1980 г. более 130 успешных полётов, большинство из них к орбитальным станциям. Корректирующая тормозная двига­тельная установка КТДУ-35 разрабо­тана А.М.Исаевым в 1962-67 гг. и содержит два ЖРД - основ­ной С5.60 и резервный С5.35 2000 с насосной системой подачи на самовоспламеняющихся компонентах АК-27И и НДМГ, расположенных в 4-х баках с эластичными разделителями. Число включений 25. С КТДУ-35 в 1969 г. произведена впервые в мире стыковка двух пилотируемых кораблей,8 интернациональных полетов с космонавтами из стран народной демократии и в 1975 г. первый совместный с американцами полет по программе «Союз-Аполлон».С тех пор на всех транспортных и пилотируемых кораблях РКК «Энергия» стоят двигатели КБХМ.

47. ДУ для первой в мире долговременной орбитальной станции (ДОС) «Салют-1» разработана А.М.Исаевым в кратчайший срок в 1970 г. 19.04.1971 г. РН «Протон» станция выведена на орбиту. Там была фактически та же КТДУ-35, но с удвоенным запасом топлива и газа («верблюд», как говорил Исаев). Само создание «Салюта-1», как наш ответ на полет американцев на Луну в июле 1969 г. носит детективно-криминальный характер, но это отдельная тема. А.М. был на полигоне при запуске «Союза-11» 6 июня 1971 г., как и на всех пилотируемых полетах. Экипаж «Союза» работал на ДОС 23 дня. А.М. скончался 25 июня, а 30 июня при возвращении на Землю погиб экипаж «Союза-11» в составе Г.Т.Добровольского, В.Н.Волкова, В.И.Пацаева. Погибли из-за разгерметизации корабля. Причина разгерметизации так точно и не установлена.  Появление на орбите первой в мире орбитальной станции открыло новую эпоху в исследовании человеком космического пространства.

48.  После 22-го съезда партии /октябрь 1961 г./ на партийном собрании ОКБ-2  выступил С.П.Королев, который был делегатом этого съезда. Я был ответственным за проведения этого собрания. До начала собрания Королев и Исаев беседовали в комнате за сценой. /Собрание проходило в городском Дворце Культуры /старом/. Пока заполнялся зал, я периодически заходил к ним в комнату. ОКБ-2 за последние 2-3 года выросло по численности в 2-3 раза, во многом за счет работников опытного производства. Исаев рассказывает Королеву, что у него технологов стало больше чем конструкторов, и он не знает, что с ними делать. Королев мгновенно ему отвечает: «А ты отдай их мне». Исаев замолчал, а потом перевел разговор на другую тему. Оба они были великими артистами и в процессе бесед или производственных совещаний часто устраивали маленькие спектакли. Я это привел к тому, что Исаев, привыкший работать в тесном дружном коллективе единомышленников, опасался, что будет отвлекаться на различные вопросы, не связанные с прямыми конструкторскими работами. Королев уже тогда мыслил намного масштабнее.

49. Об отношении А.М.Исаева к программе пилотируемого полета на Луну можно понять из высказываний А.М. еще в декабре 1965 г. в изложении Б.Е.Чертока книге «Ракеты и люди». «…А вот вы с  «Н1», по-моему, крепко влипли. Я не хочу быть пророком. Уверен, что двигателя у Кузнецова скоро не будет. То есть металла в Куйбышеве наделать могут много. Мощности там колоссальные. Но отработать надежность для такой ракеты – да еще когда вы поставили только на первую ступень 30 бутылок по 150 тонн! Вот смотрел я позавчера на грандиозное строительство и думал, что не в наших интересах его форсировать. Нагонят еще десять тысяч солдат и построят. Это мы умеем делать в блеске. А вот двигатели, со всей арматурой, да еще по новой замкнутой схеме…Мне Вася Мишин и Миша Мельников расписывали эти двигатели как свое личное достижение. Якобы они убедили выбрать такую схему. Но я Ване Райкову больше верю. Он не разделяет их оптимизма. В 68-м году двигателей у вас не будет».

«Потом Исаев рассказал о сцене, невольным свидетелем которой он стал на днях в самолете. … «Я, ты заметил, когда лечу с твоими начальниками, не люблю сидеть в переднем салоне, а сажусь в общий, где мне никто не мешает читать или спать.   Только я задремал, меня пригласили в передний салон, якобы пить чай. Ну, чай с печеньем, конечно, был и даже коньяк, капель по 15. Но не это главное. Келдыш вздумал при Королеве спрашивать мое мнение относительно кузнецовских двигателей.  Он еще при этом намекал, может быть, у Глушко на высококипящих компонентах большая тяга получится раньше. Ведь взялся же он делать большие двигатели для Челомея и Янгеля.  Сам понимаешь, что откровенничать в такой компании, да еще глядя на мрачного Королева, я не хотел. Зачем мне это нужно, чтобы Келдыш ссылался на меня где-нибудь в высоких сферах. Затаскают потом по экспертным комиссиям. Только я начал давать уклончивые ответы, а тут Королев вспылил: - «Мстислав Всеволодович! Прекратите эту игру. Вы  и так уже много сделали во вред Н1. И ваша политика с Глушко только вредит делу».   Ну, я, честно скажу, такого поворота мирной беседы за чаем не ожидал. У Келдыша его интеллигентная улыбка сразу пропала, мне показалось, он даже побледнел. Я давно заметил, что Королев и Келдыш на «ты». А здесь Королев перешел на «вы» и Келдыш ему ответил соответственно: - «Сергей Павлович, я прошу не забываться! В ваши личные отношения с Валентин Петровичем я вмешиваться не собираюсь. А работа по Н1- дело такого масштаба, что я в праве интересоваться мнением специалистов, не считаясь с вашими пристрастиями». Вот так отбрил! Но тут вмешался Тюлин. Закричал: -Хватит братцы! Кончайте эти разговоры! Здесь не то место. Есть у кого-нибудь еще бутылка? Понимаешь, редкий случай, но бутылки не нашлось. Тогда Тюлин пошел к экипажу и организовал для всех кофе. Так вот я промучился до посадки в этом салоне, вместо того, чтобы поспать в удобном кресле!».

50. В КБХМ в генеральном графике отработки ДУ С5.51 для комплекса «Н1-Л3» в качестве конечной цели указывалась готовность к ЛКИ в составе лунного орбитального корабля (ЛОК) вокруг Земли. А.М.Исаев неожиданно для разработчиков ДУ отказался по согласованию с С.А.Афанасьевым и В.П.Мишиным от ЛКИ вокруг Земли. М.К.Янгель настоял на проведении ЛКИ блока «Е» с лунным кораблем вокруг Земли и они были успешно проведены. У А.М. полностью отсутствовали амбиции, он руководствовался общими с головником интересами. С одной стороны он был уверен в достаточности отработки ДУ, а с другой стороны не верил в осуществление пилотируемого полета на Луну в составе комплекса «Н1-Л3». С ноября 67 года я ездил с Исаевым на заседания «Лунного совета», которые проходили в зале заседания коллегии МОМ. На этих заседаниях вывешивался Генеральный график отработки комплекса Н1-Л3, все выступающие выходили и докладывали по графику /за исключением самих членов совета/. Уже к 1969 году он претерпел значительные изменения из-за отставания по срокам отработки, но сроки Лунной экспедиции, указанные в постановлении ЦК, оставались без изменения. Изменения в этом графике, который видели ограниченное число людей, давали реальное представление об общем ходе работ по комплексу.

51. В результате полностью отработанная ДУ С5.51 была уже на полигоне в составе ракеты Н1 №8Л, как и отработанные двигатели НК-33 Н.Д.Кузнецова. Пуск намечался на 4-й квартал 1974 г., но в мае работы были прекращены. Повторять полет на Луну после американцев, да еще в сомнительном варианте не было смысла. Прекращение работ по РН сверхтяжелого класса было грубейшей ошибкой руководства страны. А.М.Исаева уже почти 3 года не было на свете, но двигатели, созданные для «Н1-Л3» продолжали жить. КС разгонного двигателя с незначительными доработками использовалась при высадке Луноходов и для доставки лунного грунта на Землю. В двигателе системы «Наряд-В» эта КС проверялась на 75 включений и это при тяге 2 т. и с турбонасосной системой подачи. До настоящего времени используется в составе двигателей разгонных блоков «Фрегат», «Фрегат-СБ», «Бриз-К» и «Бриз-М». С ресурсом работы в «Бриз-М» 3200 сек., при давлении  100 атм. двигатель с этой КС является непревзойденным мировым лидером в своем классе.Для двигателей КБ Исаева характерна высокая надежность с большим, часто многократным, запасом по ресурсу работы. В этом отношении С5.98М «Бриз-М» исключение. Он отрабатывался только на 2-х кратный ресурс при полуторном ресурсе при КВИ. Для изготовления такого двигателя требуется строжайшее выполнение требований конструкторской и технологической документации. Он является таким же напряженным по ресурсу, как двигатели семейства РД-170 по давлению в КС.О сближающе-корректирующем двигателе С5.62 ДУ С5.51 более подробно.

52. А.М.Исаев практически создал двигатель С5.62 вместо двигателя С5.60, ранее входившего в ДУ С5.51. Он предложил сделать ТНА консольного типа, новую форсуночную головку газогенератора, независимую (анизотропную) подвеску опорного подшипника ТНА, вместе с институтом проблем механики АН СССР проверена и оптимизирована виброустойчивость двигателя во всем диапазоне частот.  На С5.62 впервые в СССР были внедрены огневые технологические испытания без переборки с последующей химической нейтрализацией остатков токсичных компонентов. В то время в СССР лучшим изделиям стали присваивать «Знак качества». Исаев говорил, что С5.62 нужно представить на этот знак. Двигателем заинтересовался В.Н.Челомей. В ходе согласования применения в ФГБ ТКС «Алмаза» он получил дополнительные функции, когда его ТНА использовалось для перекачки компонентов из баков низкого давления в баки высокого. Там он получил индекс 11Д442.В КБХМ были проведены демонстративные испытания по ресурсу на 30 000 сек. непрерывной работы /с одним ночным перерывом/  и по числу включений до 13 000 с различными паузами. Ни один двигатель с ТНА во всем мире не имел и не имеет таких запасов по надежности.Двигатель 11Д442 эксплуатировался в системе «Алмаз», тяжелых модулях к станции «Мир». Он и сейчас существует в Международной космической станции в составе ФГБ.

53. Во множестве повествований и воспоминаний о А.М.Исаеве мало говорится об эпопеи создания двигателей для первой советской межконтинентальной ракеты подводного флота. Вопросы создания этих двигателей, особенно двигателя первой ступени в многообразном творчестве А.М. занимали видное место вплоть до самой смерти. Попробую изложить этот вопрос в своем понимании. Здесь сошлись два выдающихся творения А.М.Исаева: «утопленный» двигатель для ракет подводных лодок и двигатель ускорителя крылатой ракеты «Буря» С.А.Лавочкина. А.М. понял, что он может создавать двигатели для межконтинентальных ракет. В.П.Макеева в это время волновал вопрос ограниченности действия баллистических ракет подводных лодок. Одноступенчатая ракета Р-27 (4К10) с подводным стартом и «утопленным» двигателем имела дальность 2500-3000 км. С 1962 г. в КБ «Южное» (М.К.Янгель) разрабатывалась ракета Р-36 с дальностью 10 000-15 000 км. В ОКБ-52 (В.Н.Челомей) с начала 1963 г. разрабатывалась ракета УР-100 с дальностью 5000-10 000 км. По решению ВПК на конкурсных началах рассматривался вопрос о возможности создания межконтинентальных баллистических подводного флота. М.К.Янгель отказался участвовать в конкурсе. В.Н.Челомей предложил в целях унификации применять на подводных лодках доработанную ракету УР-100. с двигателем В.П.Глушко. В.П.Макеев по совместной проработке с А.М.Исаевым предложил создать уменьшенную по весу, длине и диаметру по сравнению с УР-100 ракету под специальную малогабаритную лодку. Совет обороны под председательством Н.С.Хрущева принял предложение В.П.Макеева, поддержанное руководством ВМФ.  Постановление Совета Министров № 808-33 о начале работ по межконтинентальной ракете Р-29 (4К75) комплекса Д-9 вышло 22 сентября 1964 года. Головным разработчиком ракеты и комплекса было назначено СКБ-385, главный конструктор В.П.Макеев. Разработчиком ЖРД первой и второй ступени было назначено ОКБ-2, главный конструктор А.М.Исаев.

С этого момента начались непривычно тяжелые по загрузке времена для КБХМ и лично для А.М.  В ОКБ-2 не было опыта разработки двигателей таких тяг (в «Буре» была связка из 4-х двигателей), не было производственной и испытательной базы для двигателя 1-й ступени, и время и средств для их организации. Приходилось с нуля начинать отработку на серийном заводе в Красноярске в 4000 км. и в 5 часах лета от КБХМ. Я не знаю таких случаев в мировой практике ракетостроения. Все эти трудности понимали В.П.Макеев и А.М.Исаев, и пошли на них. Отработка шла тяжело. В 1964-1970гг. на заводе постоянно была бригада конструкторов из различных отделов. Вед. конструктор жил в Красноярске почти безвыездно. Главный конструктор завода был одновременно заместителем А.М.Исаева. Серьезные вопросы в процессе отработки и производства требовали присутствия Исаева. Многочисленные поездки А.М. в Красноярск наряду с его другими поездками на полигоны не могли не сказаться на его здоровье. Ни о каком регулярном, а тем более диетическом питании не могло быть и речи. И все это при максимальной загрузке КБХМ другими важными заказами. В 1969-1971гг. проводились испытания с плавстенда в Балаклаве и на полигоне Нёноксе. Далее были ЛКИ с подводных лодок. Комплекс Д-9 с подводной лодкой проекта 667Б и ракетой Р-9 принят на вооружение в марте 1974 г. С этого времени появилась возможность вести стрельбу из закрытых акваторий без выхода в открытое море по целям на расстояние в 8000 км.

54. При любых отказах двигателей при отработке А.М.Исаев в первую очередь смотрел в чем недоработка конструктора при выпуске документации и не спешил винить производственников и испытателей, к которым у него всегда было уважительное отношение и они отвечали ему взаимностью. В Красноярске долго не могли разобраться в причинах ненормальной работы двигателя при испытаниях. Потребовалось вмешательство Исаева. А.М. поняв причину, позвонил в верха и сказал, что это он виноват, но он знает, как исправить. Получив добро он, выпустил новую документацию, а старый задел изделий забраковал. С его решением было согласно руководство завода и представитель 2-го ГУ МОМ В.В.Скоробогатько. Но заводской план был сорван. Г.М.Табаков приказал по этому поводу провести партийное собрание во 2-ГУ. В своем выступлении Г.М., обращаясь к Скоробогатько, сказал: «Забудьте, что вы инженер, вы чиновник». Последний был вынужден перейти на работу в Судпром.

55. Исаева никогда не интересовали экономические показатели. Приведу характерный пример. Нач. ПЭО был Андреев Николай Валерьянович. Он редко заходил к Исаеву и то только чтобы подписать какое-нибудь письмо. Но раз в год он приходил подписать годовой отчет. Этот отчет был в нескольких томах, общим объемом около 1000 страниц в красивом переплете с золочеными буквами. Я был свидетелем такого случая. Андреев положил отчет на маленький столик перед столом Исаева. А: «Это отчет о работе предприятия за год». И: «И это мы наделали?». А: «Да, Алексей Михайлович». И: «И тут все правильно?». А: «Да, А.М.». И: «И что же я должен делать?» /А.М. очень боялся, что ему скажут, что нужно прочесть/. А: «Подписать вот здесь А.М.». А.М. подписывает на титульном листе, благодарит Н.В. и тепло прощается с ним. Но за этим следует балансовая комиссия во 2-м ГУ МОМ. На первой такой комиссии после образования МОМ присутствовал зам. министра Г.М.Табаков. Я был на этой балансовой комиссии, как и почти на всех последующих. А.М. подробно рассказал, как работало предприятие за год, что было сделано и какие, как он считает, были недостатки. Но все это  касалось тематики. Далее А.М. предлагает заслушать своих замов по направлениям. Г.М. настаивает, чтобы А.М. рассказал об основных экономических показателях. А.М. говорит, что об этом лучше знают соответствующие замы. Г.М.: «А что вам замы не могли этого написать?» А.М. пытается читать по какой-то справке и начинает заикаться. Он всегда начинал заикаться, когда волновался, но я видел это только один раз. Его лицо покраснело, и он перестал читать. И: «Г.М., вы ведь знаете, что я не умею читать по писанному». Больше Табаков на балансовые комиссии КБХМ не приходил. Кстати, когда образовался МОМ, название КБХМ придумал Табаков без согласования с Исаевым. А.М. всегда говорил и писал не КБХМ, а КБ ХИММАШ, считая укороченное название не благозвучным.

56. Вообще отработка изделий у А.М.Исаева проходила быстрее, чем в других двигательных фирмах по сравнимым изделиям и с меньшими финансовыми затратами. Исаев не руководствовался экономическими выгодами для предприятия, а исходил всегда из государственных интересов по созданию изделия. При этом при успешной отработке были замечания по невыполнению плана, а фактически за не реализацию выделенных средств. В Брежневские времена за успешное выполнение заданий награды /ордена, звезды Героев, лауреатские медали, тематические премии и пр./ выдавались пропорционально затраченным средствам.  Но КБХМ компенсировало это большим количеством отработанных изделий.

57. А.М.Исаев считал, что краеугольным  камнем отработки является ускорение цикла «Изготовление опытного образца – его испытание – анализ результатов – внесение изменений – изготовление нового образца – испытание и.т.д.». Несмотря конструкторский талант и природный ум, А.М. мог все что создано в КБ, совершить только в коллективе единомышленников. Исаев своей жаждой к творчеству, коммуникабельностью, открытостью и бескорыстностью притягивал к себе людей. Центральной фигурой в КБ был конструктор. Многие из них были настоящими творческими работниками. Их, почти всех А.М. знал по имени и отчеству, некоторым давал доброжелательные прозвища. Исаев был главным конструктором не только по должности, но и по призванию, что бывает не так часто. Помню разговор во времена Н1. Было принято какое-то решение по изменению конструкции. Исаев сказал, что мы это сделали неправильно. Я заявил, что этот вопрос согласован с Богомоловым В.Н. Исаев, вдруг спокойно говорит: «Но Богомолов же не конструктор».

58. Ритм отработки во многом зависел от оперативности опытного производства.

А.М.Исаев, обеспокоенный ходом дел в ОП, попросил помощи у опытного директора завода в Усть-Катаве Белоконеве. Двигательное производство этого завода работало только по документации ОКБ-2. Белоконев порекомендовал Исаеву М.С.Когана, который полностью оправдал, возлагавшиеся на него надежды. Для Когана законом был не план, а срок в служебной записке, подписанной Исаевым. При изготовлении опытных изделий Коган по своей инициативе заказывал большее количество комплектующих, считая, что при изменениях легче дорабатывать, чем изготавливать вновь.

59. Часто для новых изделий или при изменении конструкции требовались новые материалы, которых не было на предприятии. Здесь Н.Н.Филатов стал незаменимым человеком. Ранее он работал в ГКОТ зам. нач. Главснаба. Во времена Хрущева его направили на работу в МТС в Волгоградскую обл.  У него тяжело заболела жена, которая оставалась в Москве. Он просил разрешения вернуться в Москву. В итоге ему объявили строгий выговор с занесением в личное дело. С выговором его на работу в Москве в аппарат не брали. Его Исаеву порекомендовали, знающие его работники Комитета. У Исаева в это время ушел на пенсию по болезни М.Г.Медков бывший крупный партийный и хозяйственный работник, который получил для ОКБ-2 территорию под профилакторий. Филатов в свою очередь назначил нач. отдела снабжения Лихушина не имеющего даже среднего образования, но знающего всех снабженцев в отрасли и Московской области. Они обеспечивали получение необходимых материалов всего за несколько дней для изготовления опытных образцов. После возвращения Филатова в МОМ, его место занял В.С.Выговский, не менее крупный хозяйственный работник, которого А.М. пригласил с Красмаша, и который обеспечил для КБХМ строительство существующего конструкторского корпуса.

60.  Бессменным заместителем А.М.Исаева по испытаниям был Г.И.Новохатний. Не обладая глубокими профессиональными знаниями, он был мягким, но выдающимся администратором «исаевского» типа. Он не вмешивался в текущую работу испытателей, предоставляя полную самостоятельность руководителям отделов. Большое внимание уделял технике безопасности, заботился о быте испытателей и медицинском обеспечении.

61.  А.М.Исаев мог спокойно уезжать в командировки, зная, что «хозяйство» остается в надежных руках В.Н.Богомолова. Богомолов по характеру был «домашним» человеком, на нем замыкались текущие вопросы производства, промышленного и жилищного строительства, соцбытсектора и распределение жилья, а также многие другие вопросы. Богомолов был за регламентируемую схему управления предприятием. У Исаева часто проскальзывали элементы «анархии». Вторым замом по КБ был А.П.Елисеев, на его попечении были серийные заводы. Там изготавливалось большое количество изделий по документации КБХМ на заключительных стадиях отработки и при серийном изготовлении после принятия на вооружение или в эксплуатацию.

62. В КБХМ при Исаеве всегда был избыток заказов. Отсюда стремление как можно раньше передать изготовление на серийный завод, что сокращало общие сроки отработки изделия и уменьшало стоимость отработки. Если добавить к этому простоту создаваемых изделий и, соответственно, стоимость их изготовления, то получится общая картина создания новых изделий при А.М.Исаеве. Сейчас в России все ровно наоборот. Считается выгодным изготавливать серийные изделия в опытном производстве и чем дороже изделие оно будет выгоднее предприятию (КБ, НИИ). Поэтому у нас мало создается новых изделий и еще реже они становятся конкурентоспособными на мировом рынке.

63.  Продолжал А.М.Исаев и работы со своим другом А.Я.Березняком (1912-1974) по созданию двигателей для ракет класса «воздух-море» и «воздух-земля». В 60-тые годы были созданы многорежимные двигатели для ракет типа КСР и Х-22. Крылатые ракеты ближнего и среднего радиуса действия нашли у нас довольно широкое применение. В 70-х годах изменилась концепция прорыва противовоздушной обороны вероятного противника. Если ранее основным способом был прорыв на большой скорости и большой высоте, то теперь пришли к выводу, что прорыв на малой высоте в режиме следуя рельефу местности, приведёт к большему успеху. Верх взяли дозвуковые ракеты с ТРД. Однако боевой опыт в Сирии показал эффективность крылатых ракет со скоростью 3-5 М и возобновлено изготовление С5.44 для ракет типа Х-22.

64.    В числе спутников, запускаемых под названием «Космос», примерно половину составляли объекты ЦСКБ. ГРУ уже не представляло, как можно жить без космической разведки. Только за два года /1968 и 1969/ был запущен 61 спутник обзорной и детальной разведки. В то же самое время в Соединенных Штатах в области космической фоторазведки начали к этому моменту использоваться спутники серии Согопа в двухкапсульном варианте (с февраля 1964 года). Это позволяло доставлять отснятую фотопленку оперативно, не дожидаясь свода с орбиты всего аппарата. Система ориентации КА фоторазведки требовала большого расхода топлива на программные развороты. Выход один – объединение топливных баков корректирующего двигателя и двигателей системы ориентации. Нужно перейти от турбонасосной системы подачи к вытеснительной с ЖРДМТ.  По ЖРДМТ были вопросы по  поддержанию теплового режима и уплотнения клапанов, это было связано с отказом ТМКБ «Союз» и МАП принять ТЗ ЦСКБ. МОМ приняло решение организовать разработку ЖРДМТ в филиале НИИТП в Нижней Салде, но там не взялись за отработку двигателя тягой всего 06 кг.  Не осталось ни документов, ни свидетелей, как шли переговоры А.М.Исаева с Д.И.Козловым.  Решением ВПК от 22.12.1970 г. разработка ДУ для «Янтаря-2К» была поручена КБХМ. КА комплекса «Янтарь-2К» был первым аппаратом, созданным специально для ведения фотографической разведки. КА обладал возможностью маневрирования на орбите, увеличенным сроком активного существования и возможностью доставки экспонированной фотопленки на Землю не только в спускаемом аппарате после завершения функционирования, но и в отделяемых спускаемых капсулах. «Янтарь-2К» положил начало целому семейству спутников космической разведки в ЦСКБ, а ДУ 11Д430 в КБХМ заложила основу для создания всех ДУ КА ЦСКБ и ЦКБЭМ /НПО «Энергия»/.

65. А.М.Исаев, согласовывая ТЗ ДУ 11Д430, принял два принципиально новых направления для КБХМ. Первое это переход на топливные баки с металлической диафрагмой. Второе направление это разработка микродвигателей, для которых у нас не было производственной и экспериментальной базы и для их разработки которых нужно было создать специальное конструкторское подразделение, так как руководители существующих конструкторских подразделений, мягко говоря, без энтузиазма отнеслись к этой работе. А.М.Исаев понимал, что для будущих КА нужны ДУ с едиными топливными баками на борту, как для маршевого двигателя, так и для двигателей системы ориентации. Но подключать большие производственные мощности для изготовления и испытаний микродвигателей он не хотел, чтобы иметь возможность получать новые масштабные работы. 

66. Первые металлические диафрагмы  для компонентов топлива АТ и НДМГ были разработаны в Тураевском ТМКБ «Союз». /Главный конструктор Степанов В.Г./ А.М.Исаев принял решение применить металлические разделители, но, учитывая трудоемкость их изготовления и отработки, он предложил Степанову В.Г. оформить протокол применения на баки его разработки. Степанов отказался оформлять протокол применения, но любезно передал нам всю рабочую документацию на баки, чтобы мы выпустили документацию под своим индексом и в дальнейшем сами отвечали за их применение. В КБХМ не пошли на простое копирование документации, а несколько изменили профиль диафрагмы. Это привело к дополнительной отработке, но обеспечило более полный забор компонентов из баков и уменьшение перепада давления на диафрагме. При А.М.Исаеве был создан отдел ЖРДМТ во главе с В.А.Примазовым, которого он пригласил из ЦНИТА (г. Ленинград) вместе с разработанным им двигателем тягой 06 кг. Принимая решение о разработке двигателей малых тяг, А.М. понимал не только их необходимость в ДУ космических аппаратов, но и желание продлить существование отдела огневых испытаний, где еще работали люди, пришедшие с ним из Химок.  Отдел расположен рядом с корпусами ЦНИИМАШ и Центра управления полетами. В 1967 г. принято решение о постепенным переносе огневых испытаний КБХМ в Фаустово. При А.М. работы велись только по двигателю тягой 06 кг., который впоследствии был доработан под мягкое уплотнение клапана и в 1978 г. получил индекс С5.206. ТЗ на двигатель 2,5 кг. для ДУ 11Д426 было подписано В.Н.Богомоловым и В.П.Мишиным в самом конце 1971 г.

67. Для НПО им. Лавочкина /Г.Н.Бабакин/ разрабатывались несколько двигателей для исследования Луны, Марса и Венеры. в том числе двигатель станции «Венера-7» (1970г.), который впервые в мире достиг поверхности планеты и передал данные о ее атмосфере.В этом же году двигатель 11Д425 доставил на Луну первый «Луноход», а двигатели 11Д425А и С5.61 обеспечили впервые в мире автоматическую доставку лунного грунта на Землю.Следует вспомнить, что Луноход-1 работал на Луне с 17.11.1970 по 04.10.1971 г. За это время ушли из жизни и Исаев 25.06.71 и Бабакин 03.08.71 г.

68. С 1968 г. велись работы по созданию ДУ 11Д426  вытеснительной системы подачи компонентов с КС тягой 300 кг регенеративной системы охлаждения.  ТЗ А.М.Исаевым было окончательно согласовано в начале 1969 г. ДУ предназначалась для корабля «Союз» 7К-С /11Ф732/.  Баки использовались от С5.35, но окислитель был новый, АТ вместо АК-27. В состав ДУ 11Д426 не входили ЖРДМТ. Отработку ДУ КК 11Ф732 проводило ЦКБЭМ, т.к. ДМТ и подводящие к ним трубопроводы не входили в состав ДУ 11Д426, а были составными частями КК 11Ф732. В КБХМ проводились работы по обеспечению повторных включений маршевого двигателя с любыми паузами между включениями и по определению стойкости пленочных разделителей в окислителе. В дальнейшем в баках были установлены металлические диафрагмы, а КС переведена с регенеративного охлаждения на абляционное. В таком виде до настоящего времени существует ДУ С5.80 КК «Союз-ТМ» и «Прогресс МС» для полетов к МКС.

69. При А.М.Исаеве в КБХМ приходило 4 приглашения на прием в Кремлевский дворец в честь полетов космонавтов. Исаеву с женой, В.Н.Богомолову и секретарю парткома. А.М. покидал торжество в первый же перерыв, сразу после ухода руководителей государства. Обычно через день после этого на фирме С.П.Королева был митинг с космонавтами и застолье в узком кругу для непосредственных участников работы рядом с кабинетом С.П. А.М. ухитрялся уходить от этих приглашений. В 1966 г. А.М.Исаев был делегатом областной партийной конференции перед 23 съездом. После пленарного заседания он сразу отбыл, не задержавшись даже для традиционного группового фотографирования. А.М. сторонился официальной публичности.

70. А.М.Исаев, если не был в командировке, то был на всех заседаниях партийного комитета предприятия. Принимал активное участие не только в вопросах «О состоянии отработки изделия…», но и при обсуждении кадровых вопросов и персональных дел. Как и во всяком коллективе в подразделениях КБХМ среди работников были противоречия и столкновение интересов. Такие конфликты решались переводом в другие подразделения, но без административных взысканий. Коллектив КБХМ состоял не из «святых» людей. Иногда приходилось применять более строгие меры административного или  партийного воздействия, но и здесь А.М. был сторонником более мягкого наказания. А.М. не терпел, когда конфликты между людьми отражалось на основной работе, но и здесь не любил прибегать к чисто административным мерам. А.М. поддержал организацию первой в городе многотиражной газеты предприятия и одобрил название «Факел» в проводимом конкурсе. Всегда интересовался стенной газетой конструкторских отделов, где регулярно были острые критические материалы.

71. А.М.Исаев первым в СССР начал заниматься созданием двигателя на кислороде и водороде в 1960 г. после выхода постановления Правительства "О создании мощных ракет-носителей…» с ЖРД на жидком водороде, а также ядерных и электрореактивных двигателей. Двигатель С5.24 был выбран по открытой схеме. Работы начались с создания производственной и экспериментальной базы и решения многих теоретических вопросов. Работы с двигателем С5.24 продолжались до 1966 г.

72. В 1964 г. А.М.Исаев начал заниматься созданием кислородно-водородного двигателя 11Д56 замкнутой схемы по ТЗ С.П.Королева тягой 7,5 т. для блока «Р» Н1-Л3М для замены блока «Д» на кислороде-керосине. Первый запуск кислородно-водородного двигателя 11Д56 был осуществлен в июне 1967 года. К 1971 г. двигатель 11Д56 прошел полный цикл отработки, включая межведомственные испытания. Пустотная удельная тяга (447 сек.) была выше американского RL-10 (433). В 1971г. В.П.Мишиным принято решение о создании единого водородного блока С-Р для будущих межпланетных экспедиций на основе двигателя 11Д56, в 1973 г. по блоку С-Р начата экспериментальная отработка и подготовка производства на заводе «Прогресс». В1974 г. все работы, связанные с Н1 были прекращены. Экспериментальная отработка блока С-Р еще продолжалась некоторое время в инициативном порядке.

73. О фильме «Укрощение огня». Об участии А.М.Исаева в создании этого фильма много написано у Б.Е.Чертока и в других книгах. Я дополню только немного. Когда Черток решил привлечь Исаева к работе над сценарием и познакомил его с режиссером Д.Я.Храбровицким, со сценарием уже работали ближайшие сотрудники Королева и его жена Нина Ивановна. Под влиянием Исаева Храбровицкий в корне переработал сценарий. Причем переработал так, что главным консультантом по сюжету стал Исаев, а многие работники ЦКБЭМ и жена Королева отказались сотрудничать в создании фильма. Фильм планировали выпустить в прокат к 10-й годовщине полета Ю.А.Гагарина. Руководители фирм В.П.Мишина и В.П.Глушко были настроены резко критически к фильму. Были заявления от политических органов и служб режима с требованиями переделать сценарий и переснять, или просто вырезать многие сцены. Окончательное разрешение на выход фильма в прокат было дано Д.Ф.Устиновым только через год после закрытого просмотра у Л.И.Брежнева. Это был первый художественный фильм о творцах ракетной техникис показом реальных пусков ракет и роли в создании ракет представителей партии и вооруженных сил. В целом этот патриотический фильм получил одобрение в широких слоях населения.

74. А.М.Исаев был не только консультантом и соавтором сюжета фильма. Он предложил спроектировать, изготовить ракету и пусковую установку, и провести стрельбы «первой ракеты ГИРД». Возник постоянный контакт съемочной группы с работниками КБХМ. Делегации КБХМ ездили на Мосфильм, где видели, как проходят съемки в павильонах и смотрели фильмы, которых не было в прокате. Пуски ракет проходили на поляне примыкающей к нашему профилакторию, в котором и жили участники съемочной группы. Пуски ракет произвели большое впечатление на создателей фильма. Эти пуски  обслуживала стендовая бригада с 3-го стенда, где я раньше работал ведущим. Кирилл Лавров и еще кто-то поехали после съемки эпизода с пуском ракеты в Подлипки. Там на квартире Сахарова А.И. /сахарин», как его звали на стенде/ отметили «удачные» пуски. Пили, как сказал Сахаров, спирт гидролизный ректифицированный. Была паника, куда исчез Лавров. Утром он объяснял Храбровицкому, что ему нужно было вжиться в роль.

Вскоре после смерти Исаева состоялся общественный просмотр фильма в Доме Кино. После просмотра я оказался за одним столиком с Храбровицким и Лавровым. За столом была еще Сигова И.Ф. Почему так получилось не знаю, но билеты предназначались ранее для Алексея Михайловича и Алевтины Дмитриевны. /№ стола был указан на пригласительном билете/. За столом шел разговор о фильме и об Исаеве. Разговор длился минут 15-20, не больше. Было кофе по-турецки, маленькая рюмка коньяка и что-то мизерное зажевать.

75. 24 июня 1971 г. я улетал на полигон на пуск Н1 № 6Л и рано утром, перед отъездом на аэродром, зашел в кабинет А.М.Исаева получить последние наставления. А.М. собирался лететь позже с министром.  Исаев полулежал на диванчике. На вопрос – «Как вы себя чувствуете?» Исаев ответил: «Брюхо болит, и говно с кровью идет». Эту фразу я запомнил точно, т.к. был тогда не один, и впоследствии приходилось ее слышать. Был короткий деловой разговор, и я уехал на аэродром. Вечером в 9-м номере 2-й гостиницы на «двойке» был ужин с выпивкой. Утром пошли на работу. В проходной МИК, посмотрев наши пропуска, нам выразили сочувствие. Мы не поняли в чем дело, а нам сказали, что умер ваш Главный. Многие выразили желание поехать на прощание с А.М.Исаевым, но было много работы по кораблям к ДОС, а на Н1 был только наш макет. Полетели кроме меня Н.А.Терентьев (наш зам. по режиму) и Г.Н.Шкворников после многомесячной работы с заправочным макетом ДУ блока «И». Прилетели в день похорон 27 июня. Прощание во дворце культуры в Подлипках, похороны на Новодевичьем кладбище, поминки в Доме Советской Армии. По совокупности разговоров я понял так. А.М. решил поехать на дачу и отлежаться. Там ему стало плохо, и вызвали скорую. В больнице в Мытищах сказали, что нужно срочно оперировать. В министерстве уже знали о болезни. Г.М.Табаков сказал, что операцию нужно делать в Кремлевской больнице. Много времени было потеряно. Сердце А.М. не выдержало.  У Исаева гипертоническая болезнь была давно запущена, но я не помню, чтобы он хоть раз лежал в больнице. Он только отшучивался, когда говорил, что у него сердце работает как трансформатор – 220 на 110. Королев и Исаев умерли неожиданно на операционном столе из-за отказа сердца. На кладбище и на поминках, со ссылкой на высокие источники были разговоры, что А.М.Исаев рассматривался на место С.П.Королева после его смерти. С.А.Афанасьев предлагал Д.Ф.Устинову кандидатуру Г.А.Тюлина, своего 1-го зама, от которого он хотел освободиться в МОМ. Руководящий коллектив ЦКБЭМ в обращении к Л.И.Брежневу предложил назначить 1-го зама Королева В.П.Мишина, что и было принято.

76. При задумке новой работы у А.М.Исаева была потребность посоветоваться с коллективом исполнителей. На совещании иногда бывало, что большинство было «против», а А.М. после «спасибо, разбегаемся» принимал решение «за». При этом при начале новой ОКР предполагалось по возможности скорейшая передача на серийный завод, чтобы освободить опытное производство для новых интересных работ. Если шел разговор о новой НИР, то возникал вопрос, а когда она может перейти в ОКР, ну а с ОКР смотри выше. Как это не похоже на то, что делается сейчас в нашей отрасли.

77. Еще при жизни А.М.Исаева многие КБ и НИИ стали заниматься МГД – генераторами. Они сулили совершить революцию в энергетике. Тепловые электростанции имели КПД, как тогда говорили, на уровне паровоза. КПД МГД - генераторов, определяемое  ЭДС, по теории было в 2-3 раза больше. Применение МГД - генераторов, рассматривалось в качестве источников энергии и в морском и воздушном транспорте, в геологоразведке, космосе и для многих целей в интересах обороны страны, в том числе и для создания оружия на новых физических принципах. У Исаева, незадолго до смерти, была встреча с Е.П.Велиховым.  Исаев заинтересовался возможными широкими перспективами применения МГД - генераторов и решил принять участие в этих работах. В КБХМ был опыт работы с кислородно-водородными двигателями /11Д56 для Н1М/. Эта пара компонентов давала наивысшую температуру продуктов сгорания в ЖРД, что было одним из условий повышения ионизации, следовательно, и проводимости электрического тока. Другим необходимым условием для повышения ионизации была организация подачи и смешения присадков щелочных компонентов /цезий, калий и или их соли/ в КС к основным компонентам. Третьим условием было создание «квадратного сопла», т.к. только такое сопло обеспечивало равномерность ионизированного потока плазмы и снятия ЭДС с параметрами пригодными для практического использования. Была создана специальная установка и специальный стенд в 16 отделе. Через какое-то время были получены приемлемые результаты. Это было уже после смерти Исаева.

Несмотря на заманчивые перспективы и бурное развитие исследований в области МГД-генераторов в 1970-е годы, устройства на их основе так и не нашли широкого промышленного применения. Были истрачены многие миллиарды. Камнем преткновения послужило отсутствие материалов для стенок генератора и электродов, способных работать при возникающих запредельных температурах достаточно долгое время.

78. Во время работ по «Н-1» А.М.Исаев заинтересовался электрическими двигателями. Я тогда работал ведущим по блоку «И». Он меня взял с собой, когда поехал в НИИТП знакомиться с ходом работ по ядерной энергетике, которые там вел В.М.Иевлев. Зав. лабораторией был Ю.А.Трескин, старый знакомый Исаева. Еще с 1959 года  шли проектные работы по созданию тяжелого носителя, который кроме военных задач предназначался для исследования планет солнечной системы, включая пилотируемый полет на Марс. Тогда это считали вполне реальной задачей. Расчеты показали, что полет только на РН с ЖРД не проходит. Нужно в несколько раз увеличить удельную тягу, т.е. скорость истечения газов из сопла двигателя. Это можно было осуществить, только  электрическими двигателями, используя атомную энергию от реактора на борту ракеты. Основоположником этой теории в СССР стал М.В.Келдыш, когда он работал директором НИИТП /НИИ-1 МАП/. Трескин был горячим энтузиастом атомной энергетики в космосе и агитировал Исаева подключиться к этим работам по созданию ядерного  и электрических двигателей. Исаев же считал, что это работа далекого будущего, а он всегда стремился к быстрейшему воплощению своих разработок в практическую жизнь. Эту работу невозможно было передать кому-либо для серийного продолжения. Кроме того он не хотел попадать в зависимость от работ Средмаша. А.М. и в ЖРД стремился ограничиться только одной электрической командой на подрыв пиропатрона при запуске, все остальное было делом гидравлики и механики.

79. В 1970 г. при жизни А.М.Исаева закончена отработка двигателя 4Д28 для 2-й ступени ракеты В.П.Макеева 4К18 (Р-27К). Впервые двигатель морской ракеты включался в полете два раза, был размещен в баке окислителя 1-й ступени и имел  ТНА с консольным расположением турбины.  Ракета Р-27К предназначалась для поражения крупных надводных целей ядерным зарядом малой мощности. Из-за сложности системы наведения ЛКИ со специальной дизельной лодки были проведены в 1972-1973 гг., из 11 пусков 10 были успешные. Но на подводный крейсер проекта 667Б было решено размещать только межконтинентальные баллистические ракеты, а борьбу с авианосцами оставили крылатым ракетам.

80.  При жизни А.М.Исаева начались работы по НИЛ Люминал (горючее 40% порошка алюминия, 59% гидразина). Эта НИР уникальна по продолжительности не только для КБХМ. Она продолжалась с 1973 до 1986 г. Это вызвано тем, что для достижения паритета с США наши ракеты должны иметь дальность 10 000 км. Американцы первыми создали ракеты с разделяющими головными блоками. Наша единственная межконтинентальная морская ракета было с моноголовой. МО требовались ракеты с 10-ю головными частями и дальностью 10 000 км. Д.Ф.Устинов требовал, чтобы ракеты были твердотопливные. Модернизация ракеты 4К75 даже с меньшим числом голов приводило к резкому снижению дальности. В этих условиях ракеты с РГЧ оставались только за РВСН. Создание твердотопливной ракеты по требованиям МО потребовало создания гигантских подводных лодок. Дальнейшее улучшение энергетических характеристик ракет подводных лодок было возможно только при сгорании в камере ЖРД металла. Металлизированное топливо потребовало новых форм КС, а высокая теплонапряженность дополнительного охлаждения через пояса завесы 3-им компонентом с присадками и работы газогенератора на НДМГ и тд и тп. Работы по НИР Люминал прекращены только после создания ракеты Р-29РМ («Синева») с требуемыми МО параметрами.

81. Вскоре после объединения ОКБ-2 и ОКБ-3 я проводил на стенде огневые испытания гибридных двигателей. Это ни НИР и ни ОКР, просто работа по указанию А.М.Исаева, но инициатором ее был талантливый изобретатель В.А.Ганин (у него патент на запуск ЖРД под водой), который работал начальником сектора пусковых камер.  В то время одни говорили, что гибридные двигатели объединяют лучшие качества ТРД и ЖРД, другие, что они объединяют их недостатки. Ни Исаев, ни Ганин не были фанатами гибридных двигателей. Им было интересно, что получится. Этими работами заинтересовались в НИИ-6 ( в Нагатино), где делали нам порох для пусковых камер, а затем в Казани главный конструктор авиамоторного завода П.Ф.Зубец. Потребность в гибридных двигателях не определена до сих пор, но ими периодически занимаются некоторые организации.  

82. А.М.Исаев никогда не экспериментировал с новыми компонентами ракетного топлива для получения высоких параметров ЖРД. Основная цель это создание максимально надежных, простых и дешевых в отработке и эксплуатации ЖРД. Улучшение параметров достигалось конструкторскими решениями. А.М. один из первых решил опробовать схему «газ-газ», дающую в ЖРД максимальную удельную тягу. Испытания проводились на специальной установке, созданной С.Г.Милюковым из отдела камер сгорания. Результаты испытаний не были официально оформлены, видимо эти работы опережали свое время. С.Г.Милюков был единственным сотрудником КБХМ, который сразу после выхода на пенсию уехал в КНДР создавать ракеты.

83.  А.М.Исаев по образованию горный инженер. Эта отрасль промышленности была слабо механизирована. У него было желание облегчить труд людей, работающих в этой отрасли, и, одновременно, повысить производительность труда. Разработка железнорудных карьеров ведется следующим образом: бурятся шпуры длиной 1-1,5 метра и диаметром в несколько см. В них закладывается взрывчатка, производится взрыв и после этого уборка горной породы. По времени самая продолжительная операция это бурение шпуров. Их должно быть много, чтобы порода после взрыва было как можно мельче. Скорость создания шпуров огневым бурением в несколько раз превышало их создание механическими бурами. Вскоре после объединения ОКБ-2 и ОКБ-3 на стенде  по «бурилке» отрабатывался микродвигатель диаметром 3-5 см., работающий на АК-27И и ТГ-02 и охлаждаемый водой. Первые работы проводились на Криворожском бассейне. Там работы приходилось проводить в глубоком котловане, и загазованность воздуха после огневого бурения долго не позволяла приступить к работам. Работы были перенесены в Казахстан в район Талды-Кургана, где карьеры были не глубокие. Но и там через некоторое время работы пришлось прекратить, так как дохли ишаки, попадающие под облако продуктов сгорания при бурении.

84. Работы по морским реактивным торпедам А.М.Исаев начал еще в 1945 г. Об этом он написал в своей единственной книге «Первые шаги к космическим двигателям». Создание современной скоростной торпеды-ракеты «Шквал» стало возможным благодаря двум факторам: движения под водой в искусственно создаваемой газовой каверне и  реактивному двигателю на твердом гидрореагирующем топливе. Руководил этими работами тогда В.Р.Серов, который еще при работе у С.П.Королева в НИИ-88 начальником проектного отдела создал проект первой баллистической ракеты Р-11 на стойких компонентах с двигателем Исаева. В «Шквале» были трудности в системе управления и достижения требуемой дальности при скорости в 200 узлов. Эти вопросы во многом решались созданием двигателя на жидком гидрореагирующем топливе с турбонасосной системой подачи. В 1969 г. Серов приезжал в КБХМ, а Исаев в НИИПГМ. Работы продолжались и при В.Н.Богомолове. Комплект документации на ТНА после автономной отработки был передан на завод в Алма-Ате. Работы были прекращены только в 1982 г., когда были решены вопросы по управлению движением, а по дальности транспортировкой торпеды-ракеты самолетом.

85. Основной период творческой деятельности А.М.Исаева пришелся на Подлипки (г. Королев). Здесь за 23 года (05.1948-06.1971) создано около 100 двигателей и двигательных установок, принятых на вооружение или в эксплуатацию. Создана уникальная по эффективности конструкторская школа. Опытное производство и экспериментальная база под единым руководством А.М. обеспечивали создание изделий в кратчайшие сроки. В условиях обилия заказов КБ А.М.Исаева достигло максимальной численности в 7000 человек к 1971 г. В это время в КБХМ было 5 (пять!) военных представительств от МО (космос, ВМФ, ПВО, авиация и сухопутные войска). Я не знаю КБ (НИИ), которые одновременно работали на пять родов войск.  В Подлипки с А.М. из Химок в 1948 г. пришло 22 человека. Память о А.М.Исаеве надежно хранится в г. Королеве.  Все изделия, созданные А.М.Исаевым, были высокого качества. Общую обстановку в коллективе предприятия тоже можно отнести к высокому качеству. Даже столовая КБХМ считалась лучшей в городе, а профилакторий был лучшим в области по отрасли.  

       

Сокращения

КБ – Конструкторское бюро.

ВПК – Военно-промышленная комиссия при совете министров.

НИИТП – Научно-исследовательский институт тепловых процессов.

МОМ – Министерство общего машиностроения.

БРПЛ – Баллистические ракеты подводных лодок.

ЛКИ – Летно-конструкторские испытания.

РД – Ракетный двигатель.

РУ – Ракетный ускоритель.

ЖРД – Жидкостный ракетный двигатель.

ТНА – Турбонасосный агрегат.

КС – Камера сгорания.

ЗУР – Зенитная управляемая ракета.

МАП – Министерство авиационной промышленности.

СКБ – Специальное конструкторское бюро.

ПВО – Противовоздушная оборона.

ТТХ – Тактико-технические характеристики.

ТЗ – Техническое задание.

ПРО – Противоракетная оборона.

ТДУ – Тормозная двигательная установка.

ДУ – Двигательная установка.

КТДУ – Корректирующая тормозная двигательная установка.

РН – Ракета-носитель.

ФГБ – Функционально-грузовой блок.

ТКС – Транспортный корабль снабжения.

ВМФ – Военно-морской флот.

МО – Министерство обороны.

ГУ – Главное управление.

ПЭО – Планово-экономический отдел.

ГКОТ – Государственный комитет оборонной техники.

МТС – Машинотракторная станция.

КСР – Крылатый самолет-ракета.

ТРД – Турбореактивный двигатель.

ЦСКБ – Центральное специальное конструкторское бюро.

ГРУ – Главное разведывательное управление.

ЖРДМТ – жидкостной ракетный двигатель малой тяги.

ТМКБ – Тураевское машиностроительное конструкторское бюро.

ЦНИТА – Центральный научный институт топливной арматуры.

ЦНИИМАШ – Центральный научно-исследовательский институт машиностроения.

КК – Космический корабль.

МКС – Международная космическая станция.

ЦКБЭМ – Центральное конструкторское бюро экспериментального машиностроения.

ГИРД – Группа изучения реактивного движения.

ОКР – Опытно-конструкторская работа.

МГД – Магнитогидродинамический.

ЭДС – Электродвижущая сила.


Метановый двигатель 5 НОВАЯ ГЛАВА!!!

Владимир Завьялов написал новую книгу "Метановый двигатель 5"

Ознакомиться можно пройдя по ссылке http://zavjalov.okis.ru/metanovyi-dvigatel-5

Новая статья!

Владимир Семенович Завьялов опубликовал новую статью под названием Размышления-2 "Терроризм и ядерное оружие".

Метановый двигатель 4

Опубликована новая глава "Метановый двигатель 4" Владимира Семеновича Завьялова

Размышления

Сегодня опубликована новая статья Владимира Семеновича Завьялова - Размышления.

Новая книга Метановый двигатель 3

Владимир Завьялов написал новую книгу Метановый двигатель 3

счетчик посещений