«А.М.Исаев и С.А.Лавочкин».

«А.М.Исаев и С.А.Лавочкин».

Сотрудничество А.М.Исаева и С.А.Лавочкина продолжалось относительно не долго, с
конца 1950 по 1960г., но оставило значительный след в развитии ракетной
техники. Что предшествовало их совместной работе?

А.М.Исаев, работая по созданию ЖРД для авиации с первого самолета с ЖРД
стартующего с земли, добился значительных результатов. За это он был награжден
высшим орденом в СССР и стал первым лауреатом Сталинской премии среди
разработчиков ЖРД. Но еще с 1945г. до поездки в Германию он пришел к выводу,
что ЖРД не для авиации, а для ЗУР. Но в 45г. зенитные ракеты в СССР еще никто
не заказывал.

 Опыт разработки ЗУР
в фашистской Германии только изучался. Министр вооружения А.Шпеер в своих
мемуарах писал о недооценке Гитлером значения ЗУР. Гитлер верил заявлениям
Геринга, что его ассы надежно прикроют небо Германии, и отдавал преимущество
созданию наступательных ракетных видов оружия типа Фау-2. Но ассы Геринга, а
они были лучшие во второй мировой войне, были бессильны против массированных ночных
налетов сотен и тысяч высотных бомбардировщиков. Разработка ОКР ЗУР фактически
началась только в 43г. До конца войны ни один тип ЗУР не был принят в
эксплуатацию.

 Здесь можно
провести аналогию с сегодняшним временем, когда автоматы теснят пилотируемую
космонавтику, а ЭВМ побеждают шахматных чемпионов мира. А.М.Исаев считал, что
ЖРД для ЗУР должны быть предельно простыми, надежными, дешевыми в изготовлении
и иметь вытеснительную систему подачи. С этими убеждениями с 05.48г. он
приступил к работам по созданию ЖРД для ЗУР НИИ-88 типа Р-101 и Р-102 в
Подлипках.

С.А.Лавочкин, выдающийся Советский авиационный
конструктор, создатель истребителей ЛаГГ-3, Ла-5 и Ла-7. Достаточно сказать,
что И.Н.Кожедуб всю войну летал на самолетах Лавочкина. С 10.45г. С.А.Лавочкин
начальник ОКБ-301 в Химках. После войны созданы лучшие винтомоторные
истребители Ла-9 и Ла-11, но они должны были уступить место турбореактивным
самолетам. Лавочкин много экспериментировал с образцами турбореактивных
самолетов, он первым достиг на самолете скорость звука. Но с запуском в серию
он запоздал. Ла-15 был запущен в ограниченную серию. Первенство в серийном
изготовлении реактивных самолетов осталось за фирмой А.И.Микояна. В этих
условиях в 50 г. ОКБ-301 было определено головным в разработке ЗУР для ПВО
Москвы. До этого момента С.А.Лавочкин никакого отношения к ЗУР и ракетам не
имел, если не считать опытные полеты Ла-7Р с двигателем В.П.Глушко РД-1ХЗ

В корейской войне (06.50-06.53г.) складывалась
напряженная военная и политическая обстановка. В случаи масштабной помощи со
стороны СССР, Сталин не исключал возможность применения США ядерного оружия.
Советский представитель не участвовал в заседаниях Совета безопасности ООН в
знак протеста, что место Китая занимает Республика Тайвань, а не КНР. Совет
Безопасности ООН осудил агрессию КНДР против Южной Кореи. Официально США и их
союзники (15 государств) воевали под знаменами ООН, но свыше двух третей
составляли войска США, они же осуществляли верховное командование. В боевых
действиях с обеих сторон (США с союзниками по ООН против Китая с КНДР)
участвовали миллионные армии. Вооруженные силы КНР выступали как «добровольцы».
СССР в прямых военных сражениях ограничился только действием авиации (МИГ-15
против бомбардировщиков и истребителей США), хотя в 01.50 был заключен с Китаем
договор о взаимопомощи. В СССР к тому времени была атомная бомба, но не было
средств ее доставки, в отличие от США, что грозило непредсказуемыми
последствиями.

В первых числах августа 50г. Сталин провел совещание,
на котором поставил задачу: «Мы должны получить ракету для ПВО в течение года».
09.08.50 г. на базе Главного Управления по радиолокации, под эгидой Л.П.Берия
создается Третье Главное Управление (ТГУ) при СМ СССР (начальник В.М.Рябиков).
На ТГУ возлагаются задачи ракетной ПВО. Головной организацией по разработке
систем ПВО определено КБ-1 Министерства вооружения. 12.08.50г. приказом
Д.М.Устинова Главными конструкторами системы «Беркут» (Ракетное ПВО Москвы) в
КБ-1 назначены П.Н.Куксенко и С.Л.Берия. Система «Беркут» Происходит от фамилий
Берия и Куксенко. После 53 г. она стала называться система «25». Заместителем
ГК системы назначен А.А.Расплетин. 23.09.50 г. вышло Распоряжение СМ о создании
зенитной ракетной системы ПВО Москвы. Постановлением Головной организацией по
созданию ЗУР системы «Беркут» определено ОКБ-301 С.А.Лавочкина, а разработчиком
двигателя ЗУР А.М.Исаев. КБ-1 с момента образования было поставлено в особые
условия. Финансирование и льготы КБ-1 шло по линии ПГУ СМ (разработка ядерного
оружия). Пополнение кадрами шло по приказам, без согласования и без
разглашения, куда направляешься работать. Секретность была доведена до такой
степени, что руководство МО не знало, чем занимается КБ-1. В апреле 51 г.
начальником КБ-1 стал заместитель Устинова А.С.Елян (бывший директор
крупнейшего артиллерийского завода в г. Горький). Он же перевел в КБ-1
А.И.Савина будущего ГК ЦНПО «Комета». В КБ-1 было много офицеров ГБ, во главе с
заместителем начальника КБ-1 Г.Я.Кутеповым. Работа в КБ-1 была похожа на работу
в «шарагах» 4-го спецотдела НКВД.

 Сталин сказал
не только, что мы должны создать ракету в течение года, но и то, что система
ПВО не должна пропустить ни одного вражеского самолета до Москвы. Лавочкину
поручалось создать ракету «В-300» («205»). Она создавалась по прототипу
немецкой ЗУР «Вассерфаль». Высота поражения цели 20 км. на расстоянии до 30 км.
Для простоты и надежности была выбрана одноступенчатая схема ракеты с
двигателем вытеснительной системы подачи. В качестве двигателя использовался
ЖРД С09.29, разработанный А.М.Исаевым для ракеты Р-101 НИИ-88, прототипа
немецкой «Вассерфаль».

 В КБ-1
параллельно разрабатывалась более перспективная двухступенчатая ЗУР «ШБ»
(«32-Б»). Эту ракету опекал непосредственно С.Л.Берия. Для ее разработки был
создан специальный отдел (№32) во главе с талантливым конструктором
Д.А.Томашевичем. Разработка этой ракеты не была включена в директивные
документы, т.к. на ее отработку требовалось значительно большее время, чем год,
указанный Сталиным. В случаи срыва срока создания ракеты С.А.Лавочкиным,
вариант ракеты «ШБ» становился основным, конечно с новыми сроками. Прототипом
этой ракеты была 2-х ступенчатая немецкая твердотопливная подвижная ракета «Р3
Рейнтохтер», которая разрабатывалась на оккупированной части СССР в г. Лиепая.
Для достижения высоты не менее 12 км. по указанию Геринга вторая ступень ракеты
была заменена на жидкостную. Первые 6 пусков этой ракеты были проведены в
01.45г. В феврале 45г. КБ все экземпляры ракет были эвакуированы из Лиепаи в
Пенемюнде. Интересно, что советские войска вошли в Пенемюнде раньше, чем в
Лиепаю. Вообще боевые действия окончились не в Берлине или Праге, а в латышской
Курляндии, где Лиепая была освобождена 11мая 45г. Полная капитуляция немецких
войск в Курляндии, где было много эсесовских частей, произошла еще позднее.

Твердотопливный двигатель 1-й ступени «ШБ»
разрабатывал И.И.Картуков, а ЖРД 2-ступени А.М.Исаев. ТЗ на разработку
двигателя С2.168 тягой 1300 кг. подписывали С.Л.Берия и Д.А.Томашевич. Но в
работах Лавочкина и Исаева по В-300 были совсем другие задачи. Нужно выжить, а
для этого уложиться в срок, указанный Сталиным. Работы шли по часовому графику.
В 02.51 г. было закончено предварительное проектирование и в 03.51 г. защита
ЭП. 25.07.51 г. прошло 1-е ЛКИ. Сталинский срок был выдержан. В 06.51 г. к
беспартийному Лавочкину (он вступил в партию в 53г.) был назначен 1-м
заместителем П.Д.Грушин. Это похоже, как к беспартийному С.П.Королеву направили
М.К.Янгеля. В августе 1951 г. вышло постановление ЦК и СМ о передаче ЗУР из
НИИ-88 МВ в МАП, куда перешли из НИИ-88 часть разработчиков ЗУР вместе с
Г.Н.Бабакиным. До 16.12.51 г. было проведено 30 пусков ракет В-300. В целом
результаты признаны положительными с необходимыми доработками. Ракета была
запущена в большую серию на заводах №82 (головной, ГК КБ А.В.Потопалов) и №464
(г. Долгопрудный). Двигатели изготавливались на заводах МАП №№ 45, 154, 500,
36.

 Ракета В-300
получилась тяжелой. Стартовая масса 3582 кг., (у американского двухступенчатого
аналога ЗУР «Найк» 1114 кг.). В ОКБ 301 были разработаны двухступенчатые
варианты ракеты В-500 и В-600 со стартовой массой 1300 и 600 кг., но для их
отработки требовалось 2-3 года. Следующий этап ЛКИ был назначен на 03.52г.
Сроки ЛКИ и серийное изготовление оставили только один вариант непрерывной
модернизации ракеты и двигателя в условиях серийного изготовления. Это
требовало четкого повседневного взаимодействия главных конструкторов ракеты и
двигателя. Вот здесь сказались схожие черты характера Лавочкина и Исаева. Никто
из них не был диктатором. Решения принимались после споров и обсуждения в
коллективах. Между собой они много спорили, но умели пойти на уступки друг
другу для оптимального решения. Совместная работа вылилась в настоящую дружбу.
Оба были фантазерами, влюбленными в технику и одновременно реалистами в сложившихся
ситуациях, и интеллигентами во втором поколении. Для них характерно и дружеские
доверительные отношения с подчиненными. Такие дружеские доверительные отношения
с Главными Конструкторами у А.М.Исаева кроме С.А.Лавочкина были только с
В.Ф.Болховитиновым, А.Я.Березняком, В.П.Макеевым и А.М.Люльк

 2-й этап
автономных ЛКИ ракет «В-300» проходил с 03 по 09.52г. Получены хорошие
результаты. Продолжалось совершенствование системы наведения и самой ЗУР. В
начале 53г. П.Д.Грушин перешел из ОКБ-301 в КБ-1, где подключился к работам по
«ШБ». Далее в 53 г. произошли известные события. С арестом Л.П.Берия был
арестован и С.Л.Берия. В ноябре 53 г. П.Д.Грушин возглавил новое ОКБ-2,
которому поручено в кратчайший срок создать передвижной зенитный комплекс,
получивший обозначение С-75. Основу ОКБ-2 составил отдел 32 КБ-1. Д.М.Томашевич
стал 1-м замом Грушина, а новая ракета почти копией «ШБ-32», что позволило уже
в 54 г. выйти на ЛКИ. Но это уже другая тема.

 Лавочкин с
Исаевым продолжали модернизировать и совершенствовать систему, получившую
обозначение С-25. Ракета прошла модификации «205», «207», «207А», «208», «217»
и «217М». Различным вариантам двигателя С09.29 пришли на смену двигатели
С2.145, С2.260, С2.751В, С5.1, С5.41(5Д25). ЗУР системы С-25 были первыми
массовыми ракетами. В последствие по количеству изготавливаемых ракет их
превзошли только ракеты системы С-75 П.Д.Грушина. Массовое изготовление не
позволяло вносить коренные изменения в конструкцию. С.А.Лавочкин прекрасно
понимал преимущество двухступенчатых ракет для ЗУР, но перейти на них не было
возможности, кольца ПВО Москвы должны были работать постоянно. А.М.Исаев также
понимал, что для тяжелых ЗУР нужна система подачи с ТНА. Но стремительный темп
работы ОКБ-2 и по другим заказам, а также изготовление сотен двигателей на
различных заводах не оставляли времени на отработку ЖРД с ТНА. В итоге
А.М.Исаев отстал от Д.Д.Севрука примерно на два года.

 Для отражения
массированных налетов авиации потребовалось оснастить ЗУР ядерным зарядом.
Увеличение массы полезной нагрузки и запасов топлива в ЗУР можно было
осуществить только с ЖРД с ТНА. На ЗУР «217» был установлен двигатель Севрука
С3.42А. Такая же судьба постигла тактическую ракету Р-17 (знаменитый «Скад»),
где двигатель Исаева был кратковременно заменен на С3.42Б. Однако двигатели
Севрука не смогли обеспечить требуемую надежность, и были заменены на двигатели
Исаева (С5.1 в системе «217М» и С5.2 в ракете Р-17) в 1959г. Исаев смог
приступить к разработке двигателей с ТНА только с начала 54 г. После ареста
Л.П.Берия был объявлен иностранным шпионом. Все работы по теме «Беркут» (С-25)
были приостановлены более чем на полгода. Это дало возможность Исаеву
развернуть работы по ЖРД с ТНА (С2.751В, С2.711) и др. После 1960г. работы по
системе С-25 продолжались с КБ А.В.Потопалова.

Двигатели, разработанные А.М.Исаевым для ЗУР
С.А.Лавочкина, в чистом виде или после небольших доработок, нашли применение в
других ракетных системах. На основе двигателя для ЗУР «205» С.П.Королевым
создана первая баллистическая ракета Р-11 с ЖРД на стойких компонентах, которая
проложила путь к созданию семейства боевых ракет М.К.Янгеля. У С.П.Королева
ведущими конструкторами по этой ракете были и В.П.Макеев, и М.Ф.Решетнев. Эта
ракета в варианте Р-11МФ с двигателем от ЗУР положила начало созданию
баллистических ракет ВМФ. Ее первый пуск 16.09.55г. считается днем рождения
стратегического оружия ВМФ. Сухопутный вариант ракеты Р-11 после модернизации
под индексом Р-17 (Скад) продолжает существовать до настоящего времени в
различных странах, прототипом двигателя его был С2.260 для ЗУР «207А». Первый
баллистический ракетный комплекс подводных лодок В.П.Макеева Д-2 с ракетой Р-13
и двигателем С2.713, создан на основе двигателя С2.751В ЗУР «217А».

 При отработке
ЗУР еще для системы «Беркут» возникла острая потребность в самолетах-мишенях с
параметрами самолетов вероятного противника. Лавочкин разработал беспилотный
самолет Ла-17. Этот самолет в различных модификациях выпускался почти 40 лет да
1993 г. В отдельные годы выпускалось по 500-600 самолетов в год.(!!!) Они были,
как с прямоточными, так и с турбокомпрессорными двигателями. Использовался
ЛА-17 и как беспилотный самолет фоторазведки.(!!!). Сейчас мы беспилотные
самолеты покупаем у Израиля, а свои пытаемся изготавливать поштучно.

После создания атомной бомбы в СССР, малоуязвимый
способ ее доставки к цели рассматривался в двух вариантах: баллистическими и
крылатыми ракетами. Постановлением ЦК КПСС и СМ СССР от 24.05.1954 г.
предусматривалось начать одновременно отработку баллистической ракеты Р-7
Королева и двух типов межконтинентальных крылатых ракет на дальность 8000 км. с
ядерным зарядом. Более легкая «Буря» или «350» поручалась ОКБ-301 Лавочкина, а
тяжелая «Буран» или «42/41» ОКБ-23 Мясищева. Научным руководителем обоих
проектов был Келдыш, а разработчиком ПВРД в легкой и тяжелой МКР было ОКБ-670
Бондарюка.

По итогам ЭП «Буря» имела следующие характеристики:
стартовый вес - 98 т. вес боевого заряда - 2350 кг., дальность полета - 8000
км., высота полета - 17,5-25,5 км., скорость полета - 3,1-3,2 М. На всю
отработку по постановлению до начала ЛКИ отводилось 3 года. Я остановлюсь
только на работах КБ Исаева и итогов работы МКР в целом. Для старта МКР
Лавочкину нужны были мощные двигатели для ускорителя. Такие двигатели
разрабатывались только в ОКБ-456 В.П. Глушко. Требовались двигатели на стойких
компонентах тягой порядка 70 т. Лавочкин обратился к Глушко, но тот отказался
их разрабатывать т.к. Лавочкину требовалось снижение тяги в полете до 50 т. Это
было в конце лета 1954 г.

Вот в этих условиях Лавочкин обратился к Исаеву, у
которого максимальная тяга двигателя с турбонасосной системой подачи для
изделия «217» была всего 16-17 т. и который находился в стадии отработки. Исаев
и Лавочкин проработали связку из 4-х двигателей для 2-х ускорителей МКС. Здесь
впервые на 1-й ступени ракеты работали одновременно сразу 8 двигателей, каждый
со своим ТНА. Двигатель ускорителя тягой 68 т. в процессе отработки претерпел
значительные изменения. Двигатель С2.1100 был переведен с керосинового топлива
на ТГ-02, что избавило от взрывов в форсуночной головке КС и обеспечивало
нужное изменение тяги. Исаев окончательно отказался от использования керосина и
его производных в своих дальнейших двигателях. Связка 4-х двигателей по 17 т.
позволила вести отработку отдельного двигателя на стенде ОКБ-2 до того, как
будет дооборудован под стойкие компоненты стенд №2 филиала НИИ-88 в Загорске. В
окончательном варианте для «Бури» был создан двигатель тягой 68 т. С2.1150. Он
тоже начал отрабатываться автономно, но в связке существенно отличался от
двигателя С2.1100. Он стал 2-х компонентным с АК-27и и ТГ-02, что привело к
снижению удельной тяги на 3 единицы, но это с превышение компенсировалось
уменьшением веса двигателя с 800 до 650 кг., т.к. связка 4-х двигателей стала
цельносварной, без рамы. На ЛКИ после первых неудач двигатель Исаева в
дальнейшем работал без замечаний.

ЛКИ «Бурана» намечались на лето 1958 г. После запуска
ракетой Р-7 первого спутника Земли 07.10.57, в ноябре того же года все работы
по МКС «Буран» были фактически прекращены. В мае 1959 г. вышло постановление о
создании межконтинентальной ракеты Р-16 на основе ракет Р-12 и Р-14. ЛКИ МКР
«Буря» еще продолжались. К концу 1959 г. на ЛКИ «Бури» была получена
максимальная дальность 6500 км. Это уникальное на многие годы достижение для
МКР было ниже требуемого по ТЗ – 8000 км. В феврале 1960 г. работы по «Буре»
были прекращены, но огромный технический задел был использован в различных
дальнейших разработках.

Что касается А.М.Исаева, то двигатель от «Бури» проложил
дорогу к созданию многотонных двигателей для межконтинентальных ракет подводных
лодок типа 4Д.75,для которого в КБХМ не было своей производственной и
испытательной базы.

Зенитным ракетным комплексом «Даль» Лавочкин начал
заниматься с 54 г. Система «Даль» с центральным /а не кольцевым/ расположением
стартовых позиций и круговым обзором РЛС могла поражать одновременно до 10
целей на расстоянии до 160-180 км. в любом направлении ракетами с головками
самонаведения. Только на первом этапе разработки /изделие «400»/ в качестве
ускорителя использовался двигатель Исаева тягой 17 т. В дальнейшем он был
заменен на твердотопливный. В качестве маршевого двигателя был прямоточный
М.М.Бондарюка вместо двигателя Р01-154 С.А.Козберга (от С2.1200 А.М.Исаева).
Отработка шла тяжело. Не выполнялись требования по дальнему радиолокационному
наведению, по энергетическим характеристикам ПВРД, по ЭВМ и др. Трагическими
для Лавочкина оказались работы ЗРК «Даль». Летом 1960 г. Лавочкина, который был
болен и тяжело переживал закрытие «Бури», Хрущев лично направил на полигон Сары
Шаган, где неудовлетворительно шли ЛКИ комплекса «Даль». Лавочкин скончался на
35 площадке полигона от сердечного приступа в условиях страшной жары и
нервотрепки по работе.

 Я был на
площадке № 6 того же полигона в 57 и 58 гг. с двигателем Севрука к ракете
Грушина В-1000 и представляю, в каких условиях приходилось работать Сергей
Алексеевичу в свои почти 60 лет. ЛКИ по системе «Даль» продолжались до 1962
года. Значительная часть работников ОКБ-301 была переведена в ОКБ-52 к Челомею.
В дальнейшем и ОКБ-301 стало разменной монетой. ОКБ-1 Королева и ОКБ-52 Челомея
претендовали на КБ Грабина в Подлипках. В итоге КБ Грабина отдали Королеву, а
ОКБ-301 сделали филиалом №3 ОКБ-52. Самостоятельность ОКБ-301, как НПО им.
Лавочкина, была восстановлена только после смещения Хрущева. Я думаю, что отказ
А.М.Исаева от продолжения работ по ЗУР и ПРО с П.Д.Грушиным носил и личный
характер. Там не было таких доверительных отношений, какие были с
С.А.Лавочкиным.

А.М.Исаев сохранил дружеские отношения с коллективом
ОКБ-301 (НПО им. С.А.Лавочкина), возглавляемым Г.Н.Бабакиным. За короткий
период были созданы двигатели, обеспечивающие первую мягкую посадку на Луну,
доставку луноходов и двигатель взлетной ракеты для доставки на Землю лунного
грунта. А.М.Исаев и Г.Н.Бабакин ушли из жизни в 71г. с разницей в один месяц в
работоспособном возрасте полные новых творческих планов.

 

Метановый двигатель 5 НОВАЯ ГЛАВА!!!

Владимир Завьялов написал новую книгу "Метановый двигатель 5"

Ознакомиться можно пройдя по ссылке http://zavjalov.okis.ru/metanovyi-dvigatel-5

Новая статья!

Владимир Семенович Завьялов опубликовал новую статью под названием Размышления-2 "Терроризм и ядерное оружие".

Метановый двигатель 4

Опубликована новая глава "Метановый двигатель 4" Владимира Семеновича Завьялова

Размышления

Сегодня опубликована новая статья Владимира Семеновича Завьялова - Размышления.

Новая книга Метановый двигатель 3

Владимир Завьялов написал новую книгу Метановый двигатель 3

счетчик посещений